«Севр — действительно смертный приговор. Проект по стиранию турок и Османской империи с лица земли. Его целью было превратить Османскую империю в колонию, втиснув ее на небольшую территорию», — говорит преподаватель исторического факультета Ускюдарского университета, доцент, доктор Одабаши.

Прошел 101 год с момента подписания Севрского мирного договора между странами Антанты и османским правительством после Первой мировой войны, 10 августа 1920 года.

Страны Антанты, выигравшие войну, хотя и заключили мирные договоры с потерпевшими поражение Германией, Австро-Венгрией, Болгарией, отложили переговоры с турками, поскольку не могли достичь полного согласия относительно раздела Османской империи.

Договорившись между собой, страны Антанты убедили османскую делегацию во главе с членом Сената Османской империи Хади-пашой, в которую входили Рыза Тевфик (Бёлюкбаши) и посол Османской империи в Берне Решад Халис, подписать Севрский мир 10 августа 1920 года в музее керамики в Севре, пригороде Парижа.

Договор из 433 положений, включавший очень тяжелые статьи о разделе турецких земель, так и не вступил в силу, несмотря на то что он был подписан, и стал мертворожденным благодаря национально-освободительной борьбе, начатой турецким народом во главе с великим лидером и основателем республики Мустафой Кемалем Ататюрком.

Наконец, с подписанием Лозаннского договора 24 июля 1923 года после национально-освободительной войны Севр официально утратил свое существование.

«Севр — мертвый договор и реально, и на бумаге, и де-факто»

Преподаватель исторического факультета Ускюдарского университета, доцент, доктор Хадие Йылмаз Одабаши (Hadiye Yılmaz Odabaşı), дав комментарий относительно Севрского мира корреспонденту «Анадолу» (Anadolu), отметила: «Наш лидер-основатель Мустафа Кемаль Ататюрк, говоря о Севре в своей "Речи", сказал: "Это последнее звено большого убийства, которое совершается на протяжении веков для уничтожения турецкой нации". Для понимания Севра нам нужно вернуться, посмотреть назад, только так мы сможем лучше понять тех, кто подписал договор в тот день. На самом деле в исторических событиях меняются только имена действующих лиц, однако реализуется всегда один и тот же проект. И сегодня главная забота крупных государств — править миром. Поэтому и в XVIII веке, когда мы смотрим на крупные государства, главной проблемой было именно это. В то время Османская империя правила землями геостратегического значения. Когда Османская империя начала приходить в упадок, оказалась побежденной в Первой мировой войне и подписала Мудросское перемирие, западные государства не могли решить между собой, как разделить Османскую империю. Даже британский адмирал сэр Роберк расценивает Севр как "смертный приговор" и не стесняется открыто сказать об этом. Как можно понять из этого, Севр — действительно смертный приговор. Проект по стиранию турок и Османской империи с лица земли. Его целью было превратить Османскую империю в колонию, втиснув ее на небольшую территорию. В этом гигантском договоре из 433 пунктов в качестве территории османского государства упоминалась небольшая земля в Центральной Анатолии. Армия, финансы, транспортные пути должны были находиться под контролем стран Антанты. Вновь был поднят вопрос о капитуляциях. В Севре также фигурировали проекты по созданию государств Армения и Курдистан на востоке и юго-востоке. На самом деле все эти положения были конкретными шагами, направленными на стирание турок с географической карты».

Подчеркнув, что условия Севра были очень тяжелыми и даже тогдашний султан Мехмед VI и окружавшие его официальные лица негативно восприняли этот договор, Одабаши продолжила: «Правительство Стамбула долгое время отказывалось подписывать Севр. Но противоположная сторона была настроена очень решительно, они мобилизовали греков из Западной Фракии, чтобы запугать турецкую сторону. Когда враг начал продвигаться к столице, договор был принят Султанским советом. Решение также должно было быть одобрено Палатой депутатов и султаном Мехмедом VI. Однако в то время Палата депутатов была на каникулах. Поэтому подписанное соглашение на самом деле не имело под собой никаких законных оснований. Вот почему это соглашение называется "мертворожденным". Наша нация вела войну за независимость, поскольку не приняла этого соглашения, несмотря на то что оно было подписано. Таким образом, Севр был мертвым договором и реально, и на бумаге, и де-факто».

Одабаши обращает внимание на то, что переход к регулярной армии и победа в битвах при Инёню и Сакарье также сделали Севр мертвым, и говорит: «Победа в битве при Сакарье — это победа, разрушившая планы по уничтожению турецкой нации. Вот как ее нужно трактовать. С этой победой Франция увидела, что не сможет выбраться из Анатолии, и подписала договор с турками, даже не известив своего союзника Великобританию. Именно там мы разбили две важные силы вражеского фронта».

А итогом военных достижений, продолжившихся с Великим наступлением, стал Лозаннский договор, отметила Одабаши. «В этом смысле Лозанна является свидетельством основания и договором, положившим конец Первой мировой войне для нас. Мы определили свои границы, к тому же великие державы признали все наши права. Таким образом, о Севре больше не шло и речи», — констатировала эксперт.

«С помощью Севра хотели создать колониальное государство, обреченное на исчезновение»

Доцент, доктор факультета принципов Ататюрка и истории революции Стамбульского технического университета Эминалп Малкоч (Eminalp Malkoç) в свою очередь отметил, что после Севрского договора между странами Антанты возникли разногласия относительно раздела Османской империи и первоначальные расчеты не оправдались.

По его словам, с выходом России из войны после революции проблемы относительно раздела между странами Антанты проявились еще больше, и Севр изначально не был принят действовавшей администрацией.

Подчеркивая, что Севр стал главным основанием национально-освободительной войны, Малкоч продолжает: «Севр в то же время является одним из событий, определивших коды основания Турецкой Республики. В этом смысле Севр — переломный момент. Он действительно был проектом по разрушению. В этой ситуации турецкий народ должен был или согласиться, или сражаться. И вот здесь Севр стал отправной точкой национально-освободительной борьбы. В этой связи нужна была институциональная борьба против Севра. Мустафа Кемаль-паша представил эту институциональную структуру еще до приезда в Стамбул и шаг за шагом совершенствовал ее. Посмотрите на циркуляры, которые он подготовил после отъезда в Самсун. Это как матрешка: каждый циркуляр закладывает основу для следующего. Ведется абсолютно целенаправленная, рациональная, институциональная борьба. И это становится шансом Турции. С помощью Севра хотели создать колониальное государство, обреченное на исчезновение. Поэтому без понимания Севра мы не сможем понять ни основание Турецкой Республики, ни усилия по модернизации, ни Лозаннский договор».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.