Женщины-шпионы занимают особое положение в израильском разведывательном агентстве «Моссад» и участвуют во многих секретных операциях по всему миру. В годы арабо-израильского конфликта сотрудники израильской службы безопасности решили завербовать некоторых арабских женщин, чтобы получать от них ценную информацию. Ниже мы расскажем несколько захватывающих историй об израильских агентах женского пола.

Шула Коэн — «Жемчужина Моссада», которая проникла в Бейрут

Шуламит (Шула) Кишик-Коэн родилась в Аргентине в 1917 году. Когда она была совсем юной, ее семья перебралась в Иерусалим, где она смогла получить среднее образование. В 20 лет она вышла замуж за преуспевающего ливанского коммерсанта еврейского происхождения. Шула поселилась вместе с мужем в еврейском квартале Бейрута, Вади Абу Джамиль, контролируемом французами. В семье родилось и выросло семь детей. Шула была красивой и умной женщиной, умеющей искусно вести беседу.

«Я Шула Коэн. Я еврейка из Бейрута. Я хочу вам помочь», — писала она в записке, которая после была передана продавцу, часто заходившему в магазин ее мужа в Бейруте. Он должен был доставить записку в поселение Мескаф в оккупированной Палестине. Шула Коэн хотела проявить героизм и сыграть значительную роль в создании и стабилизации зарождающегося Государства Израиль. Это был ее способ предложить помощь израильской разведке, которая получила записку и послала к ней нескольких агентов для сотрудничества и координации.

На протяжении многих лет Шула Коэн выстраивала агентские сети в Ливане, используя плоды своей общественной деятельности и салон, который она устраивала в собственном доме в Вади Абу Джамиль. Благодаря созданному ею имиджу женщины из высшего сословия, она смогла установить отношения с рядом ливанских государственных деятелей.

Шула передавала «Моссаду» ценную военную информацию о Сирии и Ливане. Ей также удалось наладить разветвленную сеть маршрутов, которые помогли евреям из Ливана и других арабских стран перебраться в Израиль. Когда ливанские власти установили пристальное наблюдение за границей, Шула организовала морской маршрут из порта Айн аль-Мрайсех в Бейрут. Благодаря ее действиям, более тысячи евреев смогли бежать в Израиль, а сама Шула Коэн получила прозвище «Жемчужина Моссада».

Шулу раскрыли по чистой случайности. Когда ливанское правительство расследовало дело о подделывании почтовых марок, то под подозрение попал некий Махмуд Авад, за которым тотчас было установлено наблюдение. Выяснилось, что он часто контактировал с Шулой Коэн. Ее телефон стали прослушивать, а затем в ее доме было установлено подслушивающее устройство, которое записывало все, что происходило во время визитов высокопоставленных политических деятелей. Летом 1961 года Шуламит Кишик-Коэн была арестована по обвинению в шпионаже. Вскоре она призналась, что работала на «Моссад».

Шула Коэн была приговорена к смертной казни, которая позже была заменена на семь лет тюремного заключения. В 1967 году она была освобождена в рамках обмена военнопленными и передана израильским властям. Шуламит Коэн скончалась в 2017 году в возрасте 100 лет в иерусалимской больнице.

Хиба Салим — ценная шпионка «Моссада»

Хиба Салим родилась в обеспеченной семье в каирском районе Мохандисин. Она окончила Каирский университет «Айн Шамс» по курсу французской литературы. В нее влюбился молодой офицер египетской армии по имени Фарук аль-Факи после того, как он увидел ее в клубе «Аль-Джазира». Но она отказалась с ним общаться из-за того, что ей не нравился ни он, ни образ его жизни.

Благодаря незаурядным способностям она вскоре сумела добиться стипендии для продолжения учебы в Университете Сорбонны. Хиба Салим, возмущенная консерватизмом египетского общества, была очарована огнями Парижа. Во время встреч с друзьями Хиба Салим неоднократно говорила о своей ненависти к арабам, «которые говорят больше, чем думают». В Париже она привлекла внимание молодого врача по имени Барто, и он связался с ней через своего голландского друга. Барто был агентом «Моссада», который нашел египетскую девушку ценной и легкой добычей.

Барто предложил Хибе работать на Израиль. Она согласилась и стала передавать «Моссаду» информацию о своих египетских и арабских друзьях, проживающих во Франции. На одной из встреч с офицером «Моссада» Хиба рассказала об офицере египетской армии Фаруке аль-Факи и его привязанности к ней. Ей было приказано вернуться в Египет, чтобы восстановить с ним связь и получить от него как можно больше информации, как впоследствии и произошло. В итоге Хиба вышла замуж за Фарука, которого ей удалось втянуть в ловушку шпионажа.

Фарук был не просто рядовым армейским офицером, а военным инженером. Его положение позволяло ему получать совершенно секретную информацию об устройстве и планах египетской армии. Аль-Факи передал «Моссаду» военные документы и карты, на которых были изображены ракетные установки, полученные египетской армией после войны 1967 года, и их размещение. Во время «Войны Судного дня» разведывательная информация, полученная «Моссадом» от египетских шпионов, помогла уничтожить большинство ракетных установок и нанести большой урон египетской армии.

Хиба Салим приехала в Израиль, где встретилась с руководителями израильской разведки. Ее научили вербовать агентов, собирать информацию, писать невидимыми чернилами, вести закодированную переписку, передавать зашифрованные сообщения по радио и телеграфу. Она также была представлена премьер-министру Израиля Голде Меир. К слову, Израиль считал Хибу Салим выдающимся агентом и одним из самых важных израильских шпионов в арабском мире.

«В аэропорту Тель-Авива меня ждали несколько офицеров. Когда они поприветствовали меня, то у меня возникло сильное чувство гордости. Я попросила о встрече с Голдой Меир, премьер-министром Израиля, которая победила арабов и подорвала их репутацию. Госпожа Меир радостно встретила меня, сказав: "Эта женщина оказала Израилю больше услуг, чем все вы ей вместе взятые". Я не верила, что этот рай (Израиль) будет противостоять арабам, которые хотят его уничтожить», — вспоминает Хиба Салим свой визит в Израиль.

Руководители службы безопасности Египта были в ужасе, когда осознали, что утечка информации произошла на высшем уровне. Они начали расследование, в ходе которого Фарук аль-Факи был арестован. Он признался в шпионаже в пользу Израиля и сдал свою жену, которая в то время находилась в Париже. Египетским спецслужбам удалось заманить ее в Ливию. Они распространили информацию о том, что ее отец серьезно болен и находится в больнице Триполи, и что он желает увидеть ее в последний раз перед смертью.

Хиба Салим была арестована и депортирована в Каир, где ее приговорили к смертной казни. В тюрьме она вела себя странным образом. Она красиво одевалась, носила парики и опрыскивала комнату духами. Хиба была уверена, что «Моссад» не оставит ее в беде, так как она была одним из самых важных его шпионов.

Но надежды Хибы не оправдались. Президент Египта Мухаммед Анвар Садат настаивал на приведение в исполнение смертного приговора. Он не прислушался к американцам, которые вмешались, чтобы смягчить приговор израильской шпионке. Так закончилась жизнь Хибы Салим, про которую премьер-министр Израиля Годен Меир сказала: «Она отдала Израилю больше, чем все его лидеры». Кстати говоря, про Хибу Салим был снят египетский фильм «Восхождение в бездну».

Секреты ООП в руках Амины аль-Муфти

Амина аль-Муфти родилась в богатой черкесской семье, иммигрировавшей в Иорданию. В молодости она пережила серьезное эмоциональное потрясение, когда влюбилась в палестинского юношу, бросившего ее ради другой девушки. Амина отличалась красотой, честолюбием и абсолютным неприятием консервативных традиций общества.

Амина аль-Муфти поехала учиться в Австрию. Она получила степень бакалавра, но решила продолжить обучение. Вскоре Амина встретила молодую еврейку по имени Сара Берад. Та познакомила ее со своим братом Моше, который работал военным летчиком. Моше помог Амине получить фальшивую докторскую степень по психологии.

Амина вернулась в Иорданию, где чуть не попалась властям из-за поддельных документов, поэтому она приняла решение вернуться в Вену. Там она вышла замуж за Моше, обратилась в иудаизм и сменила имя на Анни Моше Берад. Вместе с мужем Амина иммигрировала в Израиль. В 1973 году Моше — пилот израильских ВВС — погиб после того, как сирийские ПВО сбили его самолет.

Амина носила траур по мужу, мечтая отомстить арабам. Этим воспользовался израильский «Моссад», который завербовал ее в качестве шпионки. Израильские офицеры тренировали ее память, чтобы она смогла запоминать имена, телефонные номера и фотографии. А затем они отправили Амину в Ливан, где она устроилась работать врачом-добровольцем в палестинских лагерях.

В Ливане Амина усердно трудилась, чтобы проникнуть в палестинское общество и «Организацию освобождения Палестины» (ООП), где вертелись самые влиятельные палестинские лидеры, в том числе Ясир Арафат. Он лично подписал документ, предоставляющий ей право на свободу передвижения между обычными и тренировочными лагерями. Она также сблизилась с Али Хасаном Саламе, руководителем разведки ООП. Она передавала информацию израильской разведки, чем помогла ей сорвать несколько операций ООП. Кроме того, Амина смогла завербовать других агентов, сыгравших важную роль в качестве израильских шпионов.

«Я не успокоюсь до тех пор, пока не увижу море пролитой крови. Пока не увижу тысячу арабских жен, скорбящих по своим мужьям, тысячу матерей, потерявших своих сыновей, тысячу молодых мужчин, расставшихся со своими конечностями», — пишет Амина аль-Муфти в своих мемуарах.

Амина аль-Муфти была раскрыта, когда Али Хасан Саламе получил отчет разведки, в котором говорилось, что арабский врач, окончивший университет в Австрии, работает на «Моссад». Было проведено расследование, выявившее, что Амина аль-Муфти — израильский шпион. Ее арестовали и доставили в Ливан, где она находилась на протяжении нескольких лет. Позже ее обменяли на двух палестинских террористов в рамках сделки по обмену пленными, состоявшейся на Кипре. Амину аль-Муфти привезли в Израиль, где она прошла курс реабилитации, после чего ей выдали новые документы, изменили имя и обеспечили всем необходимым для жизни.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.