Более 1000 лет назад женщина по имени Гудрид вместе с мужем и небольшой командой вышла на корабле за пределы тогдашней карты и в итоге высадилась на земле, которую викинги назвали Винландом. Сейчас это Канада.

Три года она там жила, исследуя Ньюфаундленд и его окрестности, и прежде чем вернулась домой, в Исландию, родила сына. В конечном итоге она пересекла Северную Атлантику восемь раз. За всю свою жизнь она путешествовала дальше, чем кто-либо еще из викингов: она побывала как в Северной Америке, так и в Риме. Во всяком случае, так утверждается в древнескандинавских сагах.

Но существовала ли Гудрид, дочь Торбьёрна, «путешественница за тридевять земель», в действительности? И если да, правда ли, что она увидела Америку на 500 лет раньше Христофора Колумба?

Точных ответов на эти вопросы мы не получим, если не найдем новых вещественных доказательств или более достоверных письменных источников тех времен, что крайне маловероятно. Тем не менее, по словам Нэнси Мэри Браун (Nancy Marie Brown), автора биографии «Путешественница за тридевять земель: похождения женщины-викинга» (The Far Traveler: Voyages of a Viking Woman), в любом случае история Гудрид предполагает, что женщины в обществе викингов были не менее смелыми и предприимчивыми, чем мужчины, а ограничений в их жизни в те времена было меньше, чем мы, возможно, думаем.

Что саги говорят о Гудрид

Имя Гудрид фигурирует в двух викингских сагах, а именно в «Саге о гренландцах» и в «Саге об Эйрике Рыжем», известных под общим названием «Саги о Винланде». В них ее история рассказывается немного по-разному. В «Гренландцах» она бедная, и по пути в Гренландию терпит кораблекрушение. В «Эйрике Рыжем» она богата и хорошо переживает суровую зиму в Гренландии, прежде чем отправиться в Винланд.

Обе саги похожи на гигантскую, затянувшуюся на века игру в испорченный телефон. В одной идет речь о суровой зиме. В другой — о кораблекрушении. Но какую бы из двух вы ни читали, определенные детали истории Гудрид остаются неизменными.

В обеих хрониках сказано, что Гудрид родилась в Исландии примерно в конце X века. Лет в 15 она вместе с отцом Торбьёрном отправилась в Гренландию, где вечно что-то затевающий друг Торбьорна Эйрик основал новое поселение викингов. Находясь там, Гудрид вышла замуж за младшего сына Эйрика Торстейна (вы, должно быть, слышали о старшем брате Торстейна — Лейфе Эйрикссоне, первом европейце, ступившем на землю Северной Америки).

Торстейн пошел по стопам Лейфа и тоже отправился исследовать этот странный Новый Свет — возможно, захватив с собой молодую невесту, если верить «Гренландцам». В обеих сагах Торстейну так и не удается добраться до Винланда, что буквально означало «винная земля». Так викинги назвали вечнозеленые полуострова, открытые ими в Северной Америке.

Торстейн с Гудрид, если она действительно была с ним, едва успели вернуться в Гренландию до наступления зимы.

Та зима была очень суровой, и люди в окружении Гудрид умирали один за другим. В их числе оказался и Торстейн, но его призрак — а их в обеих сагах упоминается множество — задержался в мире живых достаточно долго, чтобы поведать, что «ее судьба будет великой». Овдовев, она возвращается в основное поселение в Гренландии.

Будучи 17-летней вдовой, Гудрид могла сама решать, где жить и кого выбрать в мужья в следующий раз, если она вообще захочет выходить замуж. В обеих сагах говорится, что она выбрала в мужья исландского торговца Торфинна Карлсефни (Thorfinn Karlsefni), чье прозвище означает «хорошие задатки мужчины».

Гудруд с Торфинном отправляются в Новый Свет, там у них рождается сын Снорри, а через три года они возвращаются обратно домой. Хотя в одной саге говорится, что молодая семья сначала отправляется в Норвегию, в конечном итоге в обеих версиях Гудрун снова оказывается в Исландии, на ферме под названием Глёймбайр.

Что происходит с Гудрид дальше, описывается только в «Гренландцах». Теперь она уже гораздо старше, ей лет 40-50, и она отправляется в паломничество в Рим, причем проходит почти весь путь исключительно пешком, а потом возвращается к себе на ферму, чтобы прожить остаток жизни «монахиней и затворницей». Ученые, однако, не вполне уверены, что это вообще значит — быть женщиной-викингом и монахиней в начале XI века, подчеркивает Браун в ее биографии).

В обеих сагах Гудрид описывают как благородную и разумную женщину. В «Эйрике» она зовется «красивейшей из женщин», которая прекрасно поет. В «Гренландцах» про нее говорится, что она «отлично знает, как вести себя среди незнакомцев». Имеется в виду более поздний эпизод, когда она разговаривает с представительницей коренных народов Северной Америки.

Можно ли верить этим сагам?

Следует ли современным исследователям доверять сагам? Ведь в этих историях действуют призраки, драконы, ведьмы, и упоминаются разнообразные явно вымышленные события. Однако историкам известно, что в сагах встречаются имена настоящих людей, включая правителей и правительниц викингов. Саги рассказывают о реальных битвах, поселениях и городах. Как пишет исследователь Ларс Лённрот (Lars Lönnroth): «Во всех сагах заявлено, что речь идет о неких событиях, которые действительно произошли», пусть истину и приходится вычленять из сказок про троллей.

В своей «Путешественнице за тридевять земель» Браун замечает, что следует задаться не вопросом «Правдивы ли саги?», а вопросом «Правдоподобны ли они?». Он стал бы гораздо лучшим барометром для определения их истинности.

И «Гренландцы», и «Эйрик Рыжий» более 200 лет передавались из уст в уста, прежде чем их записали примерно в XIII веке. Зрители, хорошо знакомые с такими персонажами, как Гудрид, уличили бы рассказчиков во лжи, если бы те позволили себе слишком много вольностей. Можно сказать, за проверку фактов на достоверность в этом случае отвечала общественность.

«Это похоже на то, как мы рассказываем истории, например, о Джордже Вашингтоне — объясняет Браун. — Мы можем выдумать что-то, но лишь до определенного предела. Да, у него были деревянные зубы. Срубил ли он вишневое дерево? Ну хорошо, поверим, мы же это с детства слышим. Пересек ли он реку Делавэр? Да, возможно. У людей были тогда общие знания о персонажах саг, и вы могли творить что-то от себя только в их рамках».

Хотя кое-что из истории про Гудрид, изложенное в сагах, и может быть вымышленным — например, призрак ее мужа, который вернулся в мир живых, чтобы поболтать, — Браун и другие исследователи считают, что повествование отчасти действительно основано на реальных событиях.

События, описываемые в сагах, зачастую подтверждаются археологией. «Когда археологи обращают внимание на саги и начинают что-то искать там, где в них указано, они часто обнаруживают то, что ищут», — сообщает Браун.

Глёймбайр, Исландия

В случае с Гудрид, археологи раскопали в Глёймбайре торфяной дом, который в сагах описывается как ее последнее пристанище в Исландии. Его устройство не похоже ни на один другой исландский торфяной дом эпохи викингов, зато он напоминает строение, возведенное в тысячах километров оттуда в викингском поселении в Северной Америке на оконечности полуострова Ньюфаундленд — том самом, где, предположительно, жили Гудрид с мужем.

Доказательства, что женщина-викинг бывала в Северной Америке

Единственное известное поселение викингов в Северной Америке Л'Анс-о-Медоуз расположено на самом севере Ньюфаундленда. Это место, где постоянно дули ветра, вероятно, должно было послужить отправной точкой для дальнейших исследований новой земли и продвижения на юг. Радиоуглеродный анализ показал, что поселение построено примерно в 1000 году нашей эры плюс-минус 20 лет, что совпадает с периодом, когда Лейф Эйрикссон, а позднее и Гудрид, посещали Новый Свет.

В Л'Анс-о-Медоуз археологи обнаружили три торфяных дома, кузницу и четыре мастерских. Гвозди и стружка, обнаруженная на полу мастерских, свидетельствуют, что поселенцы-викинги сотни лет назад ремонтировали здесь свои корабли. А исследуя те же самые строения в 1975 году, археолог Биргитта Уоллис (Birgitta Wallace) с командой обнаружила доказательство, что тысячу лет назад на Ньюфаундленде жила как минимум одна женщина-викинг.

Реконструкция поселения викингов в Л'Анс-о-Медоуз, Ньюфаундленд, Канада

Неопытному глазу этот объект мог показаться всего лишь странной формы камнем с дыркой. Но Уоллис узнала в нем настоящее веретено эпохи викингов. Его закрепляли на конце стержня, использовавшегося при прядении.

По всем признакам прядение в мире викингов было чисто женской работой. И хотя некоторые археологи опасаются связывать это веретено именно с Гудрид, Уоллис, согласно цитате в «Путешественнице за тридевять земель», сказала: «У меня нет никаких сомнений, что Гудрид была здесь. Она точно здесь была!»

Если Гудрид жила в этом поселении, вероятно, она была не одна. Должно быть, и другие женщины поехали с ней и Торфинном в Винланд. Обо всем это исследователям рассказывает маленький камешек с дыркой, намекая, что более тысячи лет назад мужчины и женщины жили и работали вместе в Л'Анс-о-Медоуз.

Генеалогия помогает найти след Гудрид в истории

До наших дней, насколько известно, дошло лишь пять рукописей «Саги об Эйрике Рыжем» и одна рукопись «Саги о гренландцах». Самую раннюю версию «Эйрика Рыжего» обнаружили в Книге Хаука. Написанный советником норвежского короля Хауком Эрлендссоном (Hauk Erlendsson) текст этой книги датируется примерно 1306-1308 годами. Автор в то время жил в исландском монастыре. Находясь там, Хаук записал сагу об Эрике со слов своего деда и добавил к записанному семейное древо, отследив собственную родословную до Гудрид и ее сына Снорри. Предложенная им генеалогическая линия, по мнению ученых, вполне точная.

Как объясняет Браун, «исландцы очень интересовались генеалогией… Было принято знать всех своих родственников и очень тщательно следить за генеалогическим древом. И тот факт, что Хаук проследил свою родословную вплоть до Снорри, свидетельствует, что они действительно были реальными людьми».

Но достаточно ли этого? Достаточно ли генеалогического древа, саг и камня с дыркой, чтобы считать доказанным, что Гудрид жила, путешествовала и умерла где-то в районе 1000 года нашей эры? Зависит от того, кого вы спросите.

Археологи обычно очень нерешительно отвечают на этот вопрос. Они говорят, что Гудрид могла существовать или даже, вероятно, существовала, что веретено могло принадлежать ей, а местоположение торфяного дома в Глёймбайре совпадает с местом, где, как говорится в сагах, могла жить Гудрид, и построен он был, по-видимому, примерно в тоже время.

Некоторые, например, Джон Стейнберг (John Steinberg), раскопавший торфяной дом в Глёймбайре, согласны, что его устройство соответствует истории из саг, но отказываются считать его доказательством существования Гудрид. Другие, например, Браун и Уоллис, скорее склоняются к тому, чтобы признать Гудрид реально существовавшим человеком. В статье для History Extra эксперт по викингам Элеанор Розамунд Барраклаф (Eleanor Rosamund Barraclough) называет ее «истинной героиней саг о Винланде», утверждая, что «Сагу об Эйрике Рыжем» правильнее было бы назвать «Сагой о Гудрид».

Две саги, в которых упоминается Гудрид, несомненно, содержат небылицы, полуправду и домыслы. В конце концов, слишком много в «Эйрике Рыжем» и «Гренландцах» противоречий в рассказах о жизни путешественников. Но ответ на вопрос Браун, правдоподобна ли история Гудрид, — твердое «да». Учитывая все свидетельства, конечно же, очень правдоподобно, что женщина-викинг по имени Гудрид существовала, добралась до Нового Света и стала достаточно выдающейся фигурой, чтобы заслужить место в сагах.

«Гудрид никто не просил отправляться в это путешествие, — говорит Браун. — Ее никто не заставлял. Это был ее собственный выбор. Она вполне могла остаться дома, в Гренландии. Но она рвалась в путь».

Она хотела приключений, хотела быть в числе первых европейцев, доплывших до Нового Света. И потому примерно в 1000 году нашей эры она вышла за пределы карты.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.