У жертвы не было ни малейшего шанса. Российский царь Александр II к 1881 году пережил восемь серьезных покушений, шесть из них — после февраля 1880 года. И лишь девятое покушение положило конец его жизни. Шестеро мужчин с бомбами, пистолетами и ножами поджидали его в воскресенье, 1 марта 1881 года. Руководила убийством женщина — графиня Софья Перовская (1853-1881).

Самодельная бомба, брошенная студентом Игнатием Иоахимовичем Гриневским, разорвалась у ног царя, когда тот выходил из кареты. У 63-летнего Александра не было ни малейшего шанса остаться в живых. Приказ к нападению был отдан графиней.

К моменту покушения ей было 27 лет. Ее отец Лев Николаевич Перовский, бывший долгое время губернатором Санкт-Петербурга, настолько деспотично угнетал всю семью, что в Софье возникла необузданная ненависть к правящему режиму. Софья присоединилась к одной из многочисленных анархистских групп, которые во множестве возникали в то время в среде российских разночинцев. Ее арестовали и осудили. Вскоре после этого Перовская отправилась в провинцию, где она работала санитаркой в больнице.

Но этого ей было мало. Петровская вернулась в Санкт-Петербург и вступила в террористическую группу «Народная воля», где со временем заняла одну из руководящих позиций.

О том, что ее фанатизм был иррациональным, свидетельствует выбор жертвы. Ведь царь Александр II провел многочисленные реформы, в том числе и отменил крепостное право. Но террористы хотели большего — их целью было уничтожение царского самодержавия.

Перовская организовала покушение, совершенное 1 марта 1881. В тот день сразу шесть террористов попарно ожидали карету царя, который мог проехать по трем разным маршрутам.

Напарник погибшего при взрыве Гриневского, некий Николай Рысаков, был схвачен и во время допроса, проводившегося предположительно с применением пыток, быстро рассказал всё, что знал. За несколько дней царская полиция арестовала всех членов ячейки. 10 марта была задержана и Софья Перовская.

Незадолго до наскоро проведенного процесса она написала в письме матери: «Дорогая моя, умоляю тебя, успокойся, не мучь себя из-за меня… Я о своей участи нисколько не горюю, совершенно спокойно встречаю ее, так как давно знала и ожидала, что рано или поздно, а так будет». И добавила следующее признание: «Я жила так, как подсказывали мне мои убеждения; поступать же против них я была не в состоянии…»

Вместе с четырьмя соучастниками покушения, в том числе с мужем Андреем Ивановичем Желябовым, Софья Перовская в ходе четырехдневного процесса в Санкт-Петербурге ожидаемо была приговорена к смерти. Шестая обвиняемая избежала высшей меры, потому что была беременна. Ее судьба обсуждалась на страницах западноевропейских газет. 3 апреля 1881 года падшая графиня вместе с Желябовым взошла на эшафот.

В Советском Союзе Перовская считалась образцовой героиней, но всегда оставалась в тени мужа. Лишь 30 мая 2018 года газета «Нью-Йорк таймс» посвятила ей посмертную статью, что стало актом восстановления справедливости, после того как более 150 лет только «белые мужчины» доминировали в посмертных статьях главных газет США.

Но вопрос о том, было ли разумно делать такой жест в отношении фанатичной террористки, остается открытым.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.