Осенью 1944 года после освобождения Киркенеса советский солдат познакомился в Восточном Финнмарке с молодой норвежкой по имени Сара. Когда советская служба безопасности арестовала Алексея Михайловича Салтимакова и отправила обратно в Советский Союз, Сара была уже беременна. Больше они никогда не встречались. Алексей отчаянно пытался связаться с Сарой, оставшейся в Киркенесе, но безрезультатно.

Чтобы быть как можно ближе к Норвегии, он приехал в Баренцбург на Шпицбергене в надежде найти какого-нибудь норвежца, который смог бы ему помочь. Но ничего не вышло. Позже он женился на советской женщине и обзавелся детьми и внуками.

В 1992 году, перед смертью, Алексей рассказал членам семьи, что у них есть родственники в Норвегии.

Кнуту Юхансену было всего семь дней от роду, когда его забрали у матери и отдали чужим людям. Лишь взрослым он узнал правду о норвежской матери и советском отце. Тогда он понял, что у него есть еще одна семья — две русские сестры и брат.

Печаль и тоска

Судьбы детей советских солдат и военнопленных отмечены личным горем, тоской и полны вопросов без ответа. Страдали и их родители. Эти страницы истории норвежской оккупации и послевоенных лет преданы забвению из-за холодной войны, предрассудков норвежской провинции и нехватки информации.

Стыд мешал норвежским матерям и их детям говорить об отношениях с советскими военнопленными и солдатами-освободителями.

Как «дети русских» в Норвегии зарегистрированы около 50 человек, но на самом деле их, вероятно, больше. Официальных записей о детях норвежских матерей и советских отцов не велось. Но, например, трое таких детей родились в одном и том же маленьком приходе в Нурланне на севере Норвегии.

Некоторое число детей от русских отцов родилось и в Финнмарке. Однако невозможно определить, чьи отцы были бывшими советскими военнопленными или солдатами, освобождавшими Восточный Финнмарк осенью 1944 года. Эти солдаты находились в Финнмарке с октября 1944 года по сентябрь 1945 и успели познакомиться с жителями этой местности.

Норвежские возлюбленные

Многие советские солдаты за это время нашли себе норвежских подруг. В 1945 году в Сёр-Варангере в Финнмарке были зарегистрированы восемь детей от норвежских матерей и советских отцов.

Большинство были отданы на усыновление в другие семьи уже через несколько дней после рождения. Четверых усыновили семьи с юга Норвегии. Двое выросли с норвежскими отчимами, даже не подозревая, что их биологические отцы — советские солдаты.

Считалось постыдным

Вскоре после войны с «детьми русских» стали обращаться так, словно речь шла о чем-то постыдном. В школах к ним относились не так, как к остальным. У них было тяжелое детство, особенно в маленьких городках и поселках.

Они рассказывают, что взрослые их игнорировали, а другие дети травили. Вплоть до 1990-х дети советских отцов с трудом могли говорить о своем происхождении, ведь во времена холодной войны в стране царили антисоветские настроения. Любые личные связи с Советским Союзом были в эти годы чем-то почти немыслимым. Норвежцы относились к советским гражданам с большим подозрением.

Лишь когда «дети русских» выросли, их жизнь наладилась. В 1991 году Советский Союз распался, и они смогли найти родственников в России. Да и российским родным стало проще искать их через газеты или Красный Крест.

Должны предложить помощь

Детям немецких военных норвежское правительство оказало экономическую помощь в качестве компенсации за то, что в детстве они не получили должного образования и страдали из-за своего происхождения.

Несомненно, стоит задуматься, не пора ли предложить подобную компенсацию и детям русских.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.