Всем нам в школе в грубых чертах рисовали историю. Германия, страдающая от экономического кризиса, избрала жестокого и безумного диктатора, который хотел завоевать мир и уничтожить невинных людей. Диктатору удалось оккупировать половину Европы, но в конце концов его победил союз Запада и Востока. Маленькая Швеция где-то посередине играла слабо и все время меняла сторону. Не так давно исполнилось 75 лет с момента окончания Второй мировой войны 8 мая 1945 года.

По большому счету, конечно, школьная версия истории — довольно верный краткий пересказ случившегося в реальности. Но в ней все очень упрощено. И в этом проблема. Многим мировая война кажется чем-то вроде голливудского фильма 1980-х годов. Злобный негодяй стремится захватить мир. А добрые герои его побеждают.

Но для людей того времени все было иначе. Война в первую очередь была борьбой крупных держав за власть, несмотря на то, что о варварстве нацизма окружающий мир прекрасно знал. Эту войну не понять без осознания, что мораль тогда отошла на второй план (да и была она не совсем такой, как сегодня). Воюющие страны действовали исходя из своих интересов.

Гитлер считал, что Германия имеет право создавать себе «пространство для жизни» в Восточной Европе. Ведь у Великобритании и Франции были колонии за пределами Европы. В планы Гитлера входило порабощение и убийство миллионов людей. Однако не эти злодейства заставили западные страны вмешаться.

Великобританию не устраивало наличие сильной Германии в центре Европы. Но мнения британцев по этому вопросу разделились. В высоких властных кругах были и те, кто считал, что СССР представляет собой более серьезную угрозу, чем Германия, так что Великобритании не следует вступать в войну на стороне Восточной Европы.

Позже британского премьер-министра Невилла Чемберлена много критиковали за политику уступок Гитлеру, которую он вел, чтобы избежать войны. Смысл в этой критике есть. Возможно, более жесткая линия помогла бы сохранить мир.

Однако чтобы разобраться, насколько эта идея справедлива, надо рассмотреть и противоположную точку зрения. Неоднозначный республиканский кандидат в президенты и журналист Пат Бьюкенен (Pat Buchanan) в своей книге «Черчилль, Гитлер и ненужная война» (2008, Churchill, Hitler and the Unnecessary War) выдвинул тезис, что Лондону нужно было зайти еще дальше в политике уступок. Если бы Великобритания в марте 1939 года не дала Польше гарантий, Польша и Германия могли бы прийти к компромиссу по поводу Гданьска, считает он. Польша впала бы в зависимость от Германии, но вовсе не обязательно стала бы местом массового уничтожения людей. А гитлеровская Германия и Советский Союз при таком сценарии, вероятно, не заключили бы пакт. Война между ними на Восточном фронте, была, пожалуй, неизбежной, но вот без войны в Западной Европе можно было обойтись. Косвенно это спасло бы множество невинных жизней.

Правдоподобно ли это? Тезис Бьюкенена часто подвергают сомнению. Но чтобы его опровергнуть, необходимо интеллектуальное усилие. А его идея подрывает нашу самооценку. Неприятно думать, что такой очевидно аморальный и слабый поступок — решение продолжить политику уступок — мог спасти жизни.

Интереснее всего, что Бьюкенен вынуждает нас глубже понять исторические события, даже если мы с ним не согласны. В Швеции мы в последний раз вели дебаты, хоть сколь-нибудь затрагивающие эту проблему, когда бывший руководитель раздела культуры Aftonbladet Оса Линдерборг (Åsa Linderborg) пять лет назад попыталась обелить Красную Армию, заявив, что та победила Гитлера по большому счету в одиночку.

Трудно закрыть глаза на то, что СССР напал на Финляндию, оккупировал Прибалтику и Польшу, превратил в кошмар жизнь немецкого гражданского населения в конце войны, сознательно позволил подавить Варшавское восстание и поместил всю Восточную Европу на карантин за железным занавесом на целых 45 лет. Но в принципе она в чем-то права, хотя правота эта и не моральная.

Я же лично считаю, что история больше напоминает реальность лишь тогда, когда появляются такие выбивающиеся из общего хора голоса, как Бьюкенен и Линдерборг. Мы должны заставлять себя воспринимать различные (разумеется, интеллектуальные) точки зрения. Иначе мы так и останемся в научно-историческом отношении детьми, которые считают, что если сталкиваешься со злом, выбор сделать просто. И легко будем становиться жертвами обстоятельств.

Цивилизованное поведение строится на способности сохранять моральный компас, одновременно принимая всю сложность бытия. Это трудно. Гораздо труднее, чем утверждает голливудская драматургия. Спросите Невилла Чемберлена.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.