104-летняя Йерта Муэн из городка Оверхалла в губернии Трёнделаг не может забыть ужасную эпидемию гриппа, которая косила норвежцев век назад.

«Мать, отец и сестра Ханна лежали на чердаке в лихорадке. Целых полгода потом не могли отойти, так им было плохо», — вспоминает Йерта.

Эпидемия испанки прокатилась по Норвегии в 1918-1920 годах. Смертельный грипп унес 15 тысяч жизней.

Йерта Муэн (Gjerta Moen) до сих пор помнит свой детский ужас: она — маленькая девочка, а соседи заболевают и умирают.

Пряталась под столом

«Хорошо помню, как на бричке приехал участковый, Уле Фладвад (Ole Fladvad). Я так боялась заразиться, что пряталась от него под столом в гостиной. Но он успокоил меня и сказал, что бояться нечего», — вспоминает Йерта.

Теперь страх и ужас во всем мире сеет коронавирус. Но число жертв не идет ни в какое сравнение с испанкой, бушевавшей столетие назад.

Испанский грипп

Эпидемия гриппа 1918-1919 годов затронула весь мир и считается пандемией. Заболевали в основном взрослые в возрасте 20-40 лет.

Генетический анализ подсказывает, что испанка была настолько смертоносной из-за комбинации вирусов гриппа птиц и человека.

К маю 1918 года грипп докатился до Испании. В Первой мировой войне она сохраняла нейтралитет, поэтому замалчивать эпидемию и приуменьшать ее масштабы ей было ни к чему.

Одним из первых заразился испанский король Альфонс XII (1886-1941). Известие о болезни короля считается первой публикацией об эпидемии — вот почему болезнь прозвали испанкой.

Каждый день по 245 смертей

В последнем квартале 1918 года от испанки умерли две трети заболевших норвежцев — почти 10 из 15 тысяч. В ноябре 1918 года ежедневно погибало по 245 человек — втрое больше обычного.

«Это было ужасное время, на всех хуторах царили болезнь и смерть», — вспоминает Йерта.

Сейчас она в основном сидит дома, вяжет и редко выходит на улицу. Вируса covid-19, который переполошил все общество, она не боится.

«Я об этом не думаю, я и так стара. Заразиться, конечно, не хочу. Но больше беспокоюсь о детях и внуках», — говорит она.

Решительные меры

Как явствует из ежегодника за 1918 год, эпидемия началась в родном уезде Йерты Муэн, Намдалене, после соревнований в Ранемслеттене.

100 лет назад участковым врачом в Оверхалле был Уле Фладвад. Он писал, что после соревнований, где собралось много молодежи, заразились более 50 человек.

«После соревнований были танцы. В пыльном и душном помещении народу было битком, и в ближайшие дни оказалось, что заболели в основном танцевавшие», — пишет Фладвад.

Тогдашние меры очень напоминают сегодняшнюю ситуацию: «Все смертельные случаи были из-за пневмонии. Чтобы как-то остановить эпидемию, запретили праздники и ненужные сборища. Кроме того, наладили усиленную уборку в магазинах и других общественных местах».

«У больных был тяжелый ларингит, бронхит или катаральная пневмония. Затем эпидемия стремительно разошлась по всему району, сея страх и панику. На больших хуторах на ногах нередко оставалось по одному человеку — чаще всего кто-нибудь из стариков. Ухаживать за больными и приглядывать за скотиной звали соседей. В доме престарелых, где жили человек тридцать, причем многие лежачие, заболели все сестры», — пишет Фладвад.

«Основным лечением был постельный режим — причем как можно раньше и как можно дольше. Эпидемия не приняла еще более зловещий оборот лишь потому, что, несмотря на войну, питание в деревне было удовлетворительным. Кроме того, в уезде не было тесноты: жили свободно, и дома были просторные».

Высокая смертность 1918 года

Статистика от норвежского ведомства гражданской медицины за 1918 год — удручающее чтение. Особенно насчет пневмонии (испанка), но и туберкулеза тоже.

В 1918 году в одной только крошечной Оверхалле от так называемых эпидемических заболеваний умерли девять человек. Еще семь скончались от гриппа и двое — от туберкулеза легких. В соседних муниципалитетах Флатангер и Фоснес умерли 34 человека, в Намсосе — 22, в Гронге — 18 и Клинге — 7.

Во всей губернии Нур-Трёнделаг от гриппа в 1918 году умерли 211 человек и еще 119 — от туберкулеза. Всего же заразились 1,2 миллиона норвежцев — почти 45% тогдашнего населения. При смертности в 1-2% в 1918-1919 годах погибли 0,6% норвежцев.

Самый тяжелый удар по молодежи

Всего от испанки погибли 15 тысяч норвежцев. Чаще других умирали дети и молодые люди — вероятно, пожилые ранее переболели аналогичным вирусом и имели некоторый иммунитет.

Вдобавок у молодых людей иммунная система сильнее — и бывает, что она чрезмерно реагирует на столкновение с вирусом. Наконец, в те времена в Норвегии был распространен туберкулез. Это тоже усугубило заболеваемость и смертность.

Последствия испанки для общества были огромны.

Пять тысяч семей распались из-за смерти мужа или жены. Хотя некоторые потом вступили в новые браки, многие дети остались сиротами, и даже у тех, кто пережил эпидемию, еще долго были трудности со здоровьем и деньгами. Стало больше самоубийц и душевнобольных — и многие попали в богадельни.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.