Тишина казалась обманчивой. Вечером пасхальной субботы 1945 года генерал-лейтенант Саймон Бакнер (Simon B. Buckner) задался вопросом: «Где, черт возьми, японцы?»

1 апреля 1945 года командующий 10-й армией США отправил на берег первую треть своих войск, насчитывавших в общей сложности 182 тысячи человек и растянувшихся вдоль побережья Окинавы. Потери составили при этом всего 159 человек, в том числе 28 погибшими. Для масштабного вторжения они были минимальными.

Но Бакнер, известный своей любовью к решительным наступательным действиям, знал: при прошлой высадке американских морских пехотинцев на Иводзиме настоящие бои начались не сразу. Но зато продлились они несколько недель и были весьма ожесточенными.

Окинава, расположенная всего в 550 километрах от главных японских островов, — в несколько раз крупнее Иводзимы. И для Японской империи она имела намного большее значение, чем этот маленький вулканический остров. Кроме того, Окинава считалась частью «основной территории» страны. Так что ожидать, что она сдастся американским войскам без боя, не приходилось.

Но и на Окинаве 120 тысяч американских морпехов, высадившихся на сушу в пасхальное воскресенье, почти не встретили сопротивления. В понедельник ситуация не изменилась. Скорее наоборот: американцы достигали своих целей даже быстрее, чем рассчитывали. Высадившись в центральной части побережья протяженностью около 100 километров, они смогли захватить оба самых узких перешейка на севере и на юге острова.

Неужели артиллерийская подготовка нанесла настолько серьезный урон расположенному в этой части острова японскому гарнизону, насчитывавшему около 70 тысяч солдат? Ведь американцы выпустили по юго-западной части Окинавы более 25 тысяч снарядов из 24 тяжелых гаубиц, а непосредственно перед высадкой морпехов в 8:30 утра 20 линкоров, несколько десятков крейсеров и эсминцев, а также несколько сотен палубных самолетов устроили в этой части острова настоящий ад.

Осторожность Бакнера была более чем оправданной. Ведь его японский «визави», генерал Мицуру Усидзима избрал ту же тактику, что и командующий войсками на Иводзиме Тадамити Курибаяси. Вместо того чтобы во время первых высадок американцев на других островах просто отправить своих солдат под вражеский огонь, он отдал приказ засесть в окопах. По острову протянулась целая траншейная система: она была удачно «встроена» в прибрежные скалы.

«Днем икс» стало 5 апреля. 7-я и 96-я пехотные дивизии США при поддержке танков выдвинулись на юг. Но на подступах к городу Сюри, посреди которого возвышалась крепость, они неожиданно попали под массивный огонь оборонявшихся японцев.

Эта смерть пришла к американцам в буквальном смысле из могилы. В горах было бесчисленное множество мощно укрепленных склепов, в которых жители Окинавы веками хоронили умерших. Теперь же практически в каждом склепе разместился пулемет или миномет, а между собой они были соединены траншеями. Свои артиллерийские силы Усидзима разместил южнее, а их огонь координировали офицеры, находившиеся на вершинах гор.

Японские солдаты засели в окопах и пропускали американские танки, ехавшие буквально по их головам. Но потом они вылезали из укрытий и забрасывали их сзади бутылками с «коктейлем Молотова». Таким образом, американцы, привычные к численному превосходству и мощной поддержке бронетехники, вдруг столкнулись с противником, вооруженным ничуть не хуже, а может быть, даже и лучше.

6 апреля началась следующая фаза обороны Окинавы, и она стала крупнейшей атакой камикадзе всех времен. 355 японских пилотов шли в самоубийственные атаки, пикируя на вражеские корабли. Так им удалось потопить три эсминца и серьезно повредить 12 других кораблей. Кроме того, на дно отправились два транспортных судна с боеприпасами и десяток более мелких судов. Впрочем, пилотам-камикадзе не удалось потопить ни одного авианосца американцев.

Одновременно в направлении острова в сопровождении нескольких судов поддержки выдвинулся крупнейший в мире линкор «Ямато». Возвращение флагманского корабля даже не предполагалось по причине нехватки топлива. По плану, «Ямато» должен был сесть на мель у самого берега и обстреливать американцев из своих огромных 45-сантиметровых пушек до тех пор, пока у него не кончатся боеприпасы. Однако американские самолеты сразу обнаружили его и потопили.

Поскольку расчет на отвлекающую атаку не оправдалась, генерал Усидзима пошел в контрнаступление. Бои за каждый горный выступ, за каждый окоп, за каждый склеп стали еще больше ожесточенными. Но японцы при этом действовали весьма гибко. Так, в ночь на 24 апреля они неожиданно отступили с линии обороны и отошли вглубь территории, которая была укреплена еще мощнее.

На генерала Бакнера постоянно давил командующий Тихоокеанским флотом США адмирал Честер Нимиц (Chester W. Nimitz). Он настаивал, что остров необходимо взять под полный контроль. Но японцы продолжали отчаянно обороняться. На берег высаживались все новые и новые американские солдаты. Авангард американских сил был очень многочислен. «Линию фронта можно было унюхать еще раньше, чем увидеть, — вспоминал позднее какой-то старший сержант ВМС США, участвовавший в сражении. — Это была одна сплошная клоака».

В то время, как в Европе война закончилась 8 мая 1945 года, на Окинаве бои продолжались. 10 мая Бакнер начал новое наступление, которое, однако, забуксовало на небольшом холме в окрестностях Сюри — и в итоге это стоило жизни 2662 американским солдатам. Впрочем, потери японцев были еще больше. К тому моменту главным оружием ВМС США уже давно стали огнеметы.

Настоящая катастрофа произошла 26 мая. За несколько дней до этого Усидзима отдал приказ под прикрытием продолжительных дождей отвести войска далее на юг, где располагалась самая последняя линия японской обороны.

Вопреки приказу генерала, к войскам присоединились десятки тысяч жителей окрестных городов, которым он приказал выдвинуться навстречу наступавшим американцам. Самолеты-разведчики обнаружили эту колонну и решили, что это солдаты. Поэтому американский тяжелый крейсер «Нью-Орлеан» открыл по ним массированный огонь. В итоге погибли до 15 тысяч мирных граждан.

Бои продолжались. 18 июня Бакнер погиб, получив смертельные осколочные ранения при взрыве снаряда, когда наблюдал за ходом сражения непосредственно из-за линии фронта. Через четыре дня в полностью заблокированном бункере покончил с собой Усидзима. Японская армия потеряла на Окинаве более 110 тысяч из в общей сложности 122 тысяч солдат. По меньшей мере такими же были потери и среди гражданского населения. Потери американцев составили 12 513 убитыми и почти 70 тысяч ранеными.

С 6 апреля японцы все больше и больше делали ставку на атаки камикадзе. Их число в итоге составило 2373, причем потопить им удалось только 34 американских корабля, из которых самым крупным оказался «всего лишь» один из эсминцев. Еще 368 судов получили повреждения, в частности авианосцы «Банкер-Хилл» и «Энтерпрайз», а также два тяжелых крейсера. Но эти потери американцев не оказали сколько-нибудь существенного влияния на ход боев.

Впрочем, масштабы потерь сподвигли стратегов в Вашингтоне на то, чтобы использовать любые средства с целью минимизации потерь в ходе боев на «основных» японских островах. Так что почти сразу после окончания боев на Окинаве последовала ядерная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки.

Об этом вы можете послушать в нашем подкасте Тень апокалипсиса, ч. 1. Самое спорное решение XX века

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.