Причина, по которой основатель Турецкой республики Мустафа Кемаль Ататюрк так и не встретился с советским лидером Иосифом Сталиным, является одной из малоизвестных страниц в истории отношений двух стран.

За прошедшие годы в турецких и российских СМИ вышло большое количество публикаций об отношениях Ататюрка и Сталина. Например, как пишет в своей статье российский журнал «Коммерсантъ Власть» со ссылкой на архивные документы, Ататюрк думал о встрече со Сталиным, но не хотел делать первый шаг.

В 1936 году на приеме в советском полпредстве в Анкаре между Ататюрком и полпредом СССР в Турции Львом Караханом даже произошел спор на эту тему. Их историческую беседу впервые описал в 2008 году бывший глава Высшего совета по вопросам культуры, языка и истории имени Ататюрка, профессор, доктор Садык Турал (Sadık Tural). Ученый, ссылаясь на российские архивы, рассказал, что Ататюрк поспорил с Караханом и задал ему вопрос: «Почему поздравительное послание мне прислал не Сталин, а Калинин (председатель Президиума Верховного Совета СССР)?»

Российский журнал, опираясь на те же архивные сведения, уловил одну важную деталь этого спора. Согласно «Коммерсантъ», когда советский полпред напомнил, что два лидера еще не встречались, Ататюрк ответил: «Конечно, личный контакт между руководителями обеих стран чрезвычайно полезен».

Тогда Карахан предложил Ататюрку поручить турецкому правительству приступить к необходимой работе по организации встречи двух лидеров, на что Ататюрк отреагировал так: «Почему инициатива должна исходить от меня?»

При этом советский полпред отметил: «Неважно, кто будет первый: Арас (министр иностранных дел Турции Арас Рюштю (Aras Rüştü)) или я. Мы можем завтра же вдвоем приступить к работе по разработке порядка вашей встречи со Сталиным».

Но, несмотря на все усилия, за почти 15 лет, в течение которых Ататюрк и Сталин одновременно управляли своими странами, между ними не состоялось ни одной встречи.

Этот факт также привлек внимание российского тюрколога, историка Станислава Тарасова, который коснулся данной темы на странице информагентства «Regnum». По его мнению, встреча Ататюрка и Сталина так и не состоялась из-за того, что Москву не устраивала конвенция Монтрё о статусе проливов. Более того, в 1937 году министр иностранных дел Рюштю Арас посетил Москву с целью подготовки возможной встречи двух лидеров. Но Сталин отказался принимать Араса.

По неофициальным сведениям, Сталин ранее имел косвенный канал связи с Ататюрком, рассказывает Тарасов. В 1925 году, когда Сталин приезжал в Тифлис, он отправил для ведения переговоров с Ататюрком Георгия Орджоникидзе и Анастаса Микояна. По возвращении в Тифлис два деятеля информировали Сталина о своих контактах.

Тарасов отмечает, что ответ на вопрос о том, почему Ататюрк и Сталин не поладили друг с другом, кроется в турецких архивах, и здесь основная задача ложится на плечи турецких историков.

Тарасов также обращает внимание на то обстоятельство, что сообщение о кончине Ататюрка было сразу доложено Сталину. По его личному распоряжению в газете «Правда», которая была главным печатным изданием Советов, были опубликованы соболезнования, подписанные высокопоставленными советскими чиновниками Калининым, Молотовым и Литвиновым. А подписи Сталина не было.

Кроме того, Тарасов рассказывает, что после смерти Ататюрка, когда на внеочередном заседании Великого национального собрания Турции 11 ноября 1938 года президентом Турции большинством голосов был избран Исмет Инёню (İsmet İnönü), в газете «Правда» вышла статья, восхваляющая Инёню как «наиболее выдающегося деятеля Турции, с чьим именем связывается плодотворная деятельность по укреплению советско-турецкой дружбы».

В 1932 году во время посещения Москвы с официальным визитом Инёню встречался со Сталиным и другими советскими руководителями в Кремле и, возможно, обсуждал не только «проекты развития торгово-экономического сотрудничества между двумя странами», отмечает российский историк.

В последние месяцы Второй мировой войны Сталин претендовал на контроль над черноморскими проливами, требовал от Турции Карс и Ардахан.

А по воспоминаниям основателя и первого президента Азербайджанской Республики Мамеда Эмина Расулзаде, Сталин отзывался об Ататюрке как о «сильном государственном и революционном деятеле».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.