В Москве сейчас лишь очень немногие люди вспоминают о кровавых событиях октября 1993 года. Однако тогдашняя братоубийственная война между президентом Ельциным и старыми коммунистами оставила на теле России глубокие шрамы.

Галина Васильевна помнит имена погибших наизусть. «Вот Наталья Петухова, — говорит 82-летняя москвичка, показывая на фото молодой девушки. — Ей было всего 19 лет».

За громадой Белого дома в Москве, где теперь заседает правительство России, стоит стена, увешанная черно-белыми фотографиями. Кроме того, в этом импровизированном «парке памяти» тут и там лежат остатки баррикад, советские флаги и православные кресты.

Мятеж старых коммунистов

Парк напоминает о кровавом эпизоде российской истории: 25 лет назад президент Борис Ельцин отдал приказ штурмовать Белый дом и расстрелять его из танковых орудий. Тем самым мятеж старых коммунистов был подавлен.

В октябре 1993 года, после мирного распада Советского Союза двумя годами ранее, в Россию вернулось политическое насилие. Молодой российской демократии был нанесен непоправимый урон. «Самый неудобный юбилей» — так озаглавила газета «Новые Известия» соответствующую статью.

Галина Васильевна в те дни была среди демонстрантов и своими глазами видела, как по ним стреляли милиция и военные. «Мы всего лишь защищали конституцию», — вспоминает бывшая заведующая продуктовым магазином. Многих ветеранов и сейчас тянет в день памяти в этот парк за Белым домом. «Мы должны быть здесь», — говорит Галина Васильевна. Свежей краской она и ее сподвижники написали на заборе мрачную дату: 4 октября 1993 года.

Вообще-то российские власти запрещают любое политическое самоволие. Только здесь этим пожилым людям, убеждения которых с советских времен остались неизменными, разрешено проявлять подобную «самодеятельность». Впрочем, они не играют серьезной политической роли в стране.

Для Бориса Ельцина (1931-2007), с которым были связаны надежды на новую Россию, стрельба по Белому стала своеобразной горькой иронией. Лишь двумя годами ранее, в августе 1991 года, он сам стоял у его стен на танке и защищал тогдашний парламент от путча, затеянного консервативным руководством спецслужб и армии.

Тогда его смелость стала непреодолимой преградой на пути насилия — теперь же он сам открыл стрельбу по своим противникам. Позднее Ельцин говорил о «смертельном дыхании братоубийства».

Роспуск парламента

В 1993 году в России разразился конституционный кризис, затянувшийся на несколько месяцев. Ельцин и его правительство настаивали на реформах с целью внедрения рыночной экономики — они хотели либерализовать порядки и приватизировать государственную собственность. Но Верховный Совет, в котором было много коммунистов, сопротивлялся изо всех сил. Население страны страдало от экономического спада.

21 сентября 1993 года Ельцин подписал указ №1400 о роспуске парламента, на что, однако, не имел права. Его противники увидели в этом свой шанс. Председатель парламента Руслан Хасбулатов заявил, что указ Ельцина не имеет законной силы, а вице-президент Александр Руцкой поддержал парламент и объявил себя новым президентом. Кроме того, был назначен «альтернативный» министр обороны. К зданию парламента стали стекаться десятки тысяч людей.

3 октября противостояние вылилось в вооруженное восстание. Противники Ельцина попытались захватить телевизионную башню в Останкино. Началась настоящая бойня, в ходе которой погибло много людей. А на следующий день Ельцин отдал приказ стрелять по парламенту.

Военные в течение десяти часов захватывали здание парламента — этаж за этажом. Начался пожар, Белый дом стал черным. Позднее правоохранительные органы говорили о 187 погибших и 437 раненых. Для Москвы это были самые страшные уличные бои со времен Октябрьской революции 1917 года.

Новая конституция

В декабре 1993 года в России состоялся референдум, в ходе которого граждане с небольшим перевесом проголосовали за предложенную Ельциным новую конституцию. Согласно ей, президент страны получил почти абсолютную власть. Парламент же с тех пор играет лишь второстепенную роль. Зарубежные страны тогда полностью поддержали Ельцина — не в последнюю очередь потому, что также опасались возврата коммунистов к власти.

В парк за Белым домом пришла еще одна пожилая женщина. Она не пожелала представиться, сказав лишь, что в 1993 году тоже провела здесь две недели. По ее словам, она, конечно же, хотела бы возрождения СССР. «Я целиком и полностью советский человек», — призналась она. Воспоминанию по-прежнему не оставляют ее. Она сплела венок из нескольких сотен красных и черных ленточек — в память о погибших в те дни — и повесила его на куст сирени, растущий в сквере.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.