Лето 1999 года было для России  одним из самых ужасных со времен Второй мировой войны. Страна по горло увязла в хаосе, последовавшим за финансовым крахом в августе 1998 года, казалось, что южные кавказские регионы будут отделяться один за другим по примеру Чечни, а в городах, начиная с Москвы, устраивали ужасающие и непонятные как стихийные бедствия террористические акты. Казалось, что все рушится, даже правительственная администрация: старый, больной и ненавистный президент, державший, однако, в своих руках все рычаги власти, назначал одного премьера вслед за другим в каком-то на взгляд постороннего бессмысленном круговороте непонятных поступков. Истощенная, поставленная на колени страна после восьми лет криминально-рыночной анархии, наступившей вслед за крахом Советского Союза, казалось, должна была окончательно развалиться. Немногие на родине и за рубежом могли в эти месяцы заметить, что происходили серьезные перемены и что приход во власть малоизвестного офицера секретных служб Владимира Владимировича Путина не был очередным капризом Бориса Ельцина, но началом новой эры не только для России, но и для всего мира.

 

В своей книге «Друг Путин» Франческа Мереу (L'amico Putin, Francesca Mereu) восстанавливает картину этих месяцев в ключе леденящего душу и захватывающего детектива, приводя интервью с действующими лицами и свидетелями, которые высказывают свою точку зрения на эти ключевые и драматические исторические события. Свидетельства бывших агентов КГБ, политиков, предпринимателей, журналистов, простых граждан, так или иначе вовлеченных в круговорот событий, позволяют составить вместе кусочки мозаики. Результат этих событий нам известен - «изобретение демократической диктатуры» (таков подзаголовок книги), но фактическое значение этого феномена нужно еще детально осмыслить. С другой стороны, свидетельницей этого периода является и сама Мереу, итальянская журналистка, 12 лет проработавшая в Москве сначала на американской радиостанции «Радио Свободная Европа /Радио Свобода», а потом в менее воинствующей и более объективной газете «The Moscow Times» (мы помним некоторые ее статьи, написанные для il manifesto в прошлом десятилетии).

 

Еще по теме: Жизнь в путинской России

 

Следовательно, она может поделиться своими личными впечатлениями и тревогами 1999 года и последующих лет,  выявивших отличительные признаки новой российской эры, когда власть оказалась в руках секретных служб. Исходя из пролога, становится неизбежным рассказ о первом путинском десятилетии (за ним последует второе после краткой интермедии Дмитрия Медведева) в ключе криминальной шпионской истории, в котором почти нет места для освещения, как социальной эволюции России, так и громкого экономического бума, происходившего в эти годы. На первый план выходят темные государственные преступления, интриги, законы, душащие свободу, маневры секретных служб с целью захватить полный контроль над политикой и экономикой. Можно возразить, что таким образом исторический портрет является слишком предвзятым  и «целенаправленным», но факт остается фактом: преступления  и маневры с целью затормозить всякое демократическое развитие России совершались на самом деле и в больших количествах, и никто в этом не отдает себе отчета и предположительно не сделает этого в ближайшие годы. Следовательно, такой острый, хотя и не беспристрастный критический взгляд на эру Путина является более чем законным. Он нужен и для того, чтобы пролить свет на Италию Берлускони, на то, как постепенно «русифицировалась» система власти, которую премьер-министр ввел в последнее десятилетие.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.