Русская цивилизация, зиждущаяся главным образом на православных основах и располагающаяся в Евразии, длится уже много столетий, являясь по своей территории крупнейшим государством в мире. Разумеется, это не случайно, в этом однозначно выражается некая структурная сила и традиция. С другой стороны, Россия время от времени проявляет явные признаки слабости, причем, делает это зачастую, как говорится, не в то время и не в том месте.  

В истории периоды спада отражались, прежде всего, в дезинтеграции государства и населения, что порой вело, а, возможно, и сейчас ведет к искушению со стороны ведущих мировых геополитических субъектов с выгодой использовать это. Один из классических примеров тому катастрофическое состояние государственности и экономики царской России в начале 17 века (1600-1613), которое позже все же ценой больших потерь было преодолено.

России и в дальнейшем приходилось переживать глубокие, хотя и не столь разрушительные периоды военно-политической слабости или даже падения: например, в 1805-1807 годах царские войска потерпели поражение в кампании против Наполеона (именно после победы под Аустерлицем у императора Франции все чаще стала возникать мысль о военном походе на Восток), неудачные Крымская война (1853-1856) и Русско-японская война (1904-1905).

Как известно, Гитлера на захватнические планы вдохновил позорный провал наступления Красной армии в первой половине Зимней войны (1939-1940) – большевистский Голиаф оказался слабоватым. К тому же репрессии Сталина против многих профессиональных военных и другие причины. С другой стороны, однако, закончившиеся поражением для японцев столкновения с советскими войсками на Дальнем Востоке во многом помогли предотвратить их выступление на стороне нацистской Германии в 1941 году.

Отсюда мы и переходим к одной важной – для всех сторон – проблеме. С точки зрения планировавших/осуществлявших вторжения,  Россия или Советский союз были безнадежно аморфным, распадающимся-прозябающим пьющим вусмерть и потому покидающим историческую арену монстром. Как показал ход истории, уделом разработчиков подобных проектов оказалось тотальное поражение. Но, в свою очередь, цена военно-геополитических побед во Второй мировой войне стала и для России чрезвычайно великой, просто ужасающей.

В настоящее время нет угрозы нападения на Российскую федерацию со стороны какой-либо коалиции иностранных государств, во всяком случае, в ближайшие четверть века. Но в то же время  просматривается явный, хотя и максимально завуалированный  интерес Китая к территориям Дальнего востока России. Их пытаются интегрировать  путем разнообразных легальных и незаконных демографически-экономических мер. Само собой разумеется, русские воспринимают эти планы в целом адекватно и инстинкт самосохранения у них не исчез.     

Спросим себя, действительно ли положение нашего восточного соседа безнадежно плохо? По сравнению хотя бы с периодом двадцатилетней или даже десятилетней давности (например, в 1998 году правительство России не справлялось даже с обслуживанием иностранных долгов) – разумеется, нет. Но деструктивные разрушительные тенденции можно все же отметить: (затормозившаяся) депопуляция, коррупция, гигантское социальное расслоение и т.д. Пока же, как говорится в русской поговорке: «поживем – увидим».

Так сказать, с точки зрения нашей перспективы, Эстонии, переломные события в России несли с собой обычно кардинальные изменения в здешнем жизнеустройстве. Тут же вспоминаются Северная война (1700-1712) и две революции в России (1905-1907 и 1917). Это неизбежно заставляет задуматься.

Перевод: Хейно Сарап

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.