В центре Иркутска по-прежнему стоит большая деревянная усадьба, смешение европейского стиля и сибирского зодчества. Всего в ней насчитывается 15 комнат общей площадью 488 квадратных метров. Именно здесь раньше жил граф Волконский, которого отправили в 1826 году в ссылку за участие в восстании декабристов.

Все россияне прекрасно знают эту историю. В декабре 1825 года вдохновившаяся либеральными идеями часть просвещенного дворянства решила взбунтоваться. Восстание подавили, а декабристов отправили в ссылку в Сибирь. Их лишили титулов и состояний и приговорили к казенным работам. Одиннадцать их супруг и любовниц решили последовать за ними на восток. Среди них были и две француженки, имена которых известны всей России.

Отработав положенный срок, некоторые аристократы смогли построить себе имения и вернуть титулы, хотя путь в столицу для них по-прежнему был заказан. Позднее, в 1856 году, они были реабилитированы и смогли вернуться в европейскую часть России. Однако со времени их жизни в этом прибайкальском городе, здесь осталась усадьба Волконских, превратившаяся впоследствии в музей. Сохранилась в Иркутске также и особая любовь к французскому языку.

"Это был торговый город и крепость, лишенное очагов культуры место, которое населяли потомки сосланных сюда преступников", рассказывает Оксана Шупрова, преподаватель Байкальского государственного университета экономики и права. "Декабристы первыми принесли сюда хоть малую толику культуры".

Являясь одним из крупнейших городов центральной части Сибири (600 тысяч человек), Иркутск также получил славу культурного и научного центра благодаря своим многочисленным университетам. "В Иркутске есть великолепная языковая школа", подчеркивает советник главы региональной администрации Юрий Винярский. "Учреждений такого уровня в России всего три".

Любовь к французскому языку подпитывают и примеры успешного сотрудничества. Так, например, у местного медицинского университета существует программа обмена студентами с Греноблем. Каждый год там проходит стажировку 15 российских студентов, 2 из которых могут позднее еще раз вернуться во Францию на срок от 6 до 12 месяцев для прохождения интернатуры. "Мы сотрудничаем также с США и Китаем, но связи с Францией самые тесные", говорит Тамара Крупская, проректор по международному сотрудничеству Иркутского государственного медицинского университета.

Этим вечером на курсы в иркутский Alliance Française пришло около десяти молодых людей. Наталья, Анна и Олег являются соответственно студенткой экономического факультета, врачом-кардиологом и инженером местного авиастроительного завода группы "Сухой". Олег стремится напрямую работать с алжирскими партнерами, которые подумывают о покупке российских самолетов, Наталья хочет смотреть французские фильмы в оригинале, а Анна участвует в любительской театральной труппе, которая ставит пьесы на французском. Все они сами оплачивают курсы и с удовольствием познают премудрости языка Мольера.

У некоторых из присутствующих есть, однако, и другие мотивы, о которых они предпочитают не распространяться. "Многие из тех, кто учится, рассчитывают однажды эмигрировать в Канаду", объясняет сотрудник Alliance Française. Немало активных молодых люди хотят уехать либо в Москву и Санкт-Петербург, либо куда-нибудь за границу. Обучение иностранному языку для них – это пропуск в лучшую жизнь.

"Многие выпускники вузов не могут найти работу. Наш регион не может похвастаться экономическим динамизмом, который наблюдается в остальной части страны", жалуется Юрий Винярский. Несколько лет назад привлекать молодых людей стал и другой язык: китайский. Сумасшедший экономический рост в соседней стране открывает перед ними новые возможности. Крупные города северной части Китая отделяет от Иркутска лишь несколько сот километров. "Любят ли здесь французский? Безусловно. Но при этом Иркутск начинает все больше ориентироваться на китайский", признает директор Alliance Française Маржолен Ле Галло (Marjolaine Le Gallo).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.