Ритмично звучат примитивные ударные инструменты. Это первый фестиваль культуры, который в Сахалинском краеведческом музее устроили нивхи. Здесь их живет около 2300. «Мы хотели подчеркнуть, что и сейчас нивхи пребывают в добром здравии». Об этом с энтузиазмом говорит представитель коренных малочисленных народов Антонина Начеткина (67). На ней - традиционная ярко-красная одежда.

Нивхи живут в низовье Амура и на Сахалине. Они занимались ловлей лосося и форели, а также охотой. Однако в современной истории они пострадали в результате конфликтов между Россией и Японией.

В 1905 году, после Русско-японской войны, Сахалин был разделен на две части по 50 градусу северной широты. Часть нивхов, уйльта и других народностей оказалась на японской территории, часть — на российской. В конце Второй мировой войны они даже были врагами, некоторые занимались шпионажем.

И Япония, и СССР проводили политику ассимиляции, которая лишила коренные народы своей культуры. «Нивхи не говорят на своем языке даже в семье, многие традиции были утеряны», — с сожалением говорит Начеткина.

С 80-х годов в некоторых школах начали преподавать язык нивхов. На этом языке выходят газеты, однако до возрождения еще далеко. В северной части Сахалина, где проживает много представителей коренных народов, практически нет работы. В поисках работы и учебы молодежь отправляется в Южно-Сахалинск.

Марина Кулагина (50), в которой течет кровь нивхов, четыре года назад по книгам обучилась традиционному ремеслу с использованием рыбьей кожи и меха морских котиков. «Мне кажется, я услышала зов предков». Она с гордостью показала мне украшения с вышитыми на них изображениями медведя и совы.

В конце Второй мировой войны, после того, как остров захватили советские войска, около 400 тысяч японцев, которые жили в южной части Сахалина, были эвакуированы в Японию. Тем не менее нескольким сотням человек, среди которых были женщины, вышедшие замуж за корейцев и русских, а также инженеры, в которых СССР испытывал нужду, пришлось остаться. После 1991 года их стали также постепенно возвращать в Японию. В настоящее время жителей японского происхождения, которые когда-то были «доминирующим народом», здесь осталось всего 200 человек.

Айко Эномото (66, Aiko Enomoto), которая родилась после войны — одна из таких жителей. «В скромные советские времена дома мы ели рис с соусом карри», — вспоминает она. Ее родители родились на Хоккайдо. Они работали в совхозе. Вырастили восьмерых детей. Мама часто рассказывала такие японские сказки, как «Момотаро», однако о войне никогда не говорила.

Они жили на советском Сахалине, однако ни разу не сталкивались с какими-то неприятностями, несмотря на то, что были японцами. Эномото работала бухгалтером. Вышла замуж за корейца. У них родилось двое детей. Недавно Айко стала бабушкой. «Война уже в прошлом. В нашем доме две культуры: японская и корейская», — говорит она, улыбаясь.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.