Несколько лет назад часто возникали попытки описывать отношения Китая и Америки как своего рода «Большую двойку» G2, некоторые даже предлагали термин «Китамерика» (Chimerica). Все это указывало на высокую степень взаимной зависимости экономик двух стран. Как либералы, так и реалисты в равной степени высказывали убежденность в том, что такое положение дел может поспособствовать сохранению мира в Азии и даже во всем мире. Либералы утверждали, что взаимозависимость в экономике приведет к взаимной обусловленности в государственной политике, благодаря чему и будет достигнут мир. Реалисты же заявляли, что подобный формат двусторонних отношений создал в них особые условия для «финансового терроризма»: подразумевается, что каждая из сторон может использовать эту ситуацию для нанесения удара по интересам другой страны, что и удерживает обе державы от резких действий.

Сегодня мы видим, что отношения Китая и США все больше развиваются в направлении новой холодной войны. Несмотря на то, что у Пекина и Вашингтона практически не происходит прямого пересечения геостратегических интересов, в таких вопросах, как споры в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях, Америка, как говорится, с высоко поднятым знаменем четко занимает позицию своих союзников. Китай чувствует, что Вашингтон не собирается блюсти нейтралитет. В условиях, когда США следуют доктрине «враг моего друга — мой враг», отношения неизбежно развиваются в сторону ухудшения. Все это многократно усложняет задачу создания «нового формата отношений между державами».

Какой бы ни была война, «горячей» или «холодной», она всегда обусловлена геополитическими причинами, и так было уже тысячи лет. Холодная война между Америкой и СССР — результат столкновения их геополитических интересов. Через своих европейских союзников Америка «дотянула» область своих интересов прямо до «вотчины» Союза, в то время как Москва расширила сферу своего влияния уже до границ США (Карибский кризис). Несмотря на то, что сегодня отношениям Китая и Америки свойственна большая степень взаимной экономической зависимости, подобная зависимость является слабым подспорьем в деле обеспечения мира в Азии, когда речь заходит о конфликте геополитических интересов. Так удастся ли нам сохранить мир в регионе? Это зависит от меры понимания сторонами своих геополитических интересов — и их готовности пересмотреть их.

Нынешняя напряженность в китайско-американских отношениях обусловлена многими конкретными причинами, однако в конечном итоге все сводится именно к геополитическим интересам. Именно возвращение определенных геополитических интересов и породило текущий кризис. Таким образом, чтобы понимать происходящее, нам следует проследить трансформации геополитической картины в регионе.

Азиатская геополитика сформирована Западом

Геополитическая ситуация, которую мы сегодня видим в азиатском регионе, обусловлена действиями западных держав в новейшей истории. До прихода западных стран в Азию здесь существовал свой региональный международный порядок, а именно данническая система, естественным образом сформировавшаяся вокруг регионального гегемона, Китая. Подобного рода даннические отношения существовали несколько тысяч лет, конец им пришел лишь с вторжением западного империализма. Впоследствии система даннических отношений была отвергнута и очернена как самим Китаем, так и другими странами, поскольку она рассматривалась как проявление китайского империализма и великодержавного шовинизма. Но эти представления антиисторичны, хоть когда на прошлое смотрят с позиций настоящего, хоть когда китайскую культуру оценивают с позиции западных ценностей.

Конечно, у даннических отношений была своя феодальная сторона. Они включали, например, церемонию с поклонением в ноги. Все это очень тяжело принять в рамках западной традиции, уважающей принцип равенства сторон. Однако на самом деле данническая система была лишь отражением китайского культурного принципа «взаимной любезности», это была система торговых отношений. Торговля была реальным наполнением таких связей, а данничество — лишь формой. Страны-данники периодически преподносили небесной династии (китайскому двору — прим. пер.) дары, их представители на высочайшей аудиенции несколько раз клали земной поклон перед императором. Одаряя подобным образом китайского императора, страны-данники не только получали взамен еще большие дары, но и приобретали право вести торговлю со Срединным царством. Это своего рода модель свободной торговли с чрезвычайно низкими расходами. Западные страны отворили торговые врата Китая с помощью больших пушек — в рамках даннической системы требовался лишь поклон.

Естественно, и речи быть не может о том, чтобы сегодня восстанавливать эту традицию. Я говорю скорее о том, что в то время в такой церемонии не было ничего зазорного, она отвечала духу времени. Эта система, принятая государствами-данниками, устанавливала внешнеполитическое равновесие между ними и Китаем. Тяжело, впрочем, объяснить, почему эта система смогла просуществовать так долго. Единственное, что вызывает сомнение, так это мысль о том, что Китай оставался ретроградской, не успевающей за духом времени страной и после того, как западные страны с помощью грубой силы пришли в Срединное царство. Когда европейские державы пробили себе путь в Азию, даннической системе очень быстро пришел конец, Китай сам оказался под ярмом, а также полностью утратил свое геополитическое положение в регионе. Сегодня почти все геополитические проблемы, стоящие перед КНР, связаны с западным империализмом: здесь и Тибет, и Тайвань, и Сянган, и острова Дяоюйдао.

Япония — первая азиатская страна, осуществившая модернизацию. Она уже когда-то пыталась создать в регионе геополитическую структуру, в центре которой оказался бы Токио (Великая восточноазиатская сфера взаимного процветания). В ходе своего возвышения Япония нанесла поражение западным странам, выиграла войну у России. Однако этому не радовалась ни одна из стран Азии, включая Китай. Япония не отступилась от плана бросить вызов геополитическому присутствию западных держав в Азии, и для воплощения своих планов использовала метод военного вторжения в азиатские страны с их последующей колонизацией. Каков итог? Поражение. Послевоенная Япония, оказавшаяся под контролем США, перестала восприниматься как полноценное государство. Такое положение становится фоном для текущих попыток Японии «нормализовать государственный строй» (то есть постепенно отказаться от ограничений во внутренней и внешней политике, который были навязаны Японии победителями во Второй мировой войне — прим. пер.).

Многополярность геополитики

Однако сегодня геополитическая обстановка приняла в Азии совсем другой вид, самым явным образом демонстрируя тенденцию к многополярности. Важные факторы, обусловившие подобный переход, включают в себя возрождение могущества России, возвышение Китая и других развивающихся держав, «нормализацию» Японии, ослабление США и так далее. О чем нам говорит эта тенденция?

Корабли китайской береговой охраны рядом с нефтяной платформой HD-981 в Южно-Китайском море


В годы своего возвышения США сформулировали доктрину Монро, суть которой заключалась в том, что великим европейским державам более не позволялось колонизировать Америку или же каким-либо образом вмешиваться в суверенные дела американских государств. Является ли нынешняя многополярность современной версией доктрины Монро? Ситуация, сложившаяся в последнее время на Украине, — как раз результат конфликта геополитических интересов России и стран западного блока. После распада Советского Союза Россия, его главный наследник, была в руинах. Европа и США воспользовались этой возможностью и расширили сферу своих интересов прямо до границ России. Но Россия встала на путь восстановления своей мощи и, естественно, начала всеми правдами и неправдами восстанавливать свое геополитическое положение — по крайней мере в тех моментах, которые Москва считает ключевыми.

Приведет ли возвышение КНР к тому, что Китай бросит вызов текущему геополитическому гегемону, США, и сформулирует свою собственную «доктрину Монро»? Возвышение развивающейся страны — очевидный риск для уже существующих крупных держав. Однако в истории бывали и случаи мирного перераспределения власти. Отличный пример — то, как Британская империя с достоинством ушла с позиции мирового гегемона, освободив место для США. Если говорить о двусторонних отношениях, то после Второй мировой войны большинство колоний тоже сравнительно мирно вышли из системы колониального управления, и этот процесс не сопровождался крупномасштабными конфликтами.

Несмотря на то, что многие исследователи сейчас поднимают тему передачи власти от США к Китаю, в действительности в китайско-американских отношениях ставится совсем другой вопрос: вопрос мирного сосуществования. Пекин не испытывает желания заместить Америку в качестве мирового гегемона. Не пойдет он и по пути СССР, расширявшего сферу своих геополитических интересов прямо до границ США. Что еще важнее, так это то, что у двух стран нет прямого столкновения геополитических интересов. Суть трений, существующих в китайско-американских отношений, заключается в следующем вопросе: ограничит ли США свои чрезмерно разросшиеся интересы в Азии? Речь идет о тех геополитических интересах Вашингтона, которые вызывают у Пекина серьезные опасения в плане безопасности.

Мирное сосуществование будет возможно только в том случае, если обе страны будут уважительно относиться к интересам другой стороны. Если говорить об Азии, то, конечно, у каждой страны региона есть свои интересы, однако наиболее важные геополитические вопросы неразрывно связаны с отношениями Китая и США. Двум державам следует не только привести в порядок взаимные геополитические связи, но, что еще важнее, позаботиться о своих геополитических связях с третьими странами. Текущая же обстановка не может не вызывать беспокойство. С одной стороны, благодаря возвышению, превратившему страну в могучую державу, Китай получил возможность отстаивать свои интересы. У КНР нет своей «доктрины Монро», он не рассматривает Азию в качестве своей «сферы влияния». Однако не будет он и терпеть, как раньше, если какая-то страна (будь то Америка, Россия или Япония) задастся целью поставить в регионе свои интересы выше всех остальных. С другой стороны, Вашингтон по-прежнему рассматривает всю Азию в качестве одной из своих зон влияния и не только не стремится сократить свое присутствие в регионе, но наоборот, горячо желает расширить его. Подобная позиция не может не привести к прямому противостоянию двух держав (естественно, здесь нельзя не учитывать факт относительного сокращения американской мощи. Сегодня Вашингтон, может быть, и не желает пересматривать свою политику, но ничего не говорит о том, что этого не случится завтра).

Исходя из сложившейся геополитической ситуации и вероятности того, что Китай и Америка пересмотрят свою политику, будущее Азии может принять несколько форм.

Вариант первый: холодная война мирового масштаба. Китайско-американские отношения развиваются в том же русле, что и сейчас, что в итоге приводит к открытому противостоянию, а оттуда — к псевдо-холодной войне. Я говорю «псевдо-» потому, что это будет холодная война, в которой США будет выступать за своих союзников, а не прямая холодная война между Пекином и Вашингтоном. Китай — не СССР, у пекинских властей нет ни малейшего желания распространять свои интересы на «вотчину» США. Помимо этого, тяжело избавиться и от тесных экономических связей между двумя странами. Однако если такая псевдо-холодная война все же развернется, она может перекинуться на весь мир. Во многих отношениях влияние КНР сегодня распространяется на другие точки планеты, например Африку. Такого рода холодная война неизбежно затронет и китайско-американские отношения, существующие за пределами Азии.

Вариант второй: локальная холодная война. Этот вариант более вероятен в отношениях между Китаем и Японией с ее союзниками. Даже без участия Америки азиатские страны, вовлеченные в территориальные споры с Китаем (например, Япония, Филиппины или Вьетнам), могут создать союз, из-за чего и развернется региональная холодная война, которая может перейти и в «горячую» фазу. Сегодня Токио находится под прикрытием своего союза с Америкой, а также собирает вокруг себя блок местных стран, имеющих территориальные претензии к КНР (Филиппины, Вьетнам и так далее). Этот союз будет существовать совершенно независимо от американо-японского союза, и цель его создания совсем иная.

Какой бы масштаб ни приняла холодная война, она самым негативным образом скажется на работе региональных организаций вроде АСЕАН, став ударом по их цельности и единству. Если система американских союзов, направленных против третьей страны (то есть Китая), будет укрепляться и дальше, вступая в противоречие с интересами Пекина, то такое положение дел может в конце концов вынудить и Китай ступить на путь заключения союзов. Поскольку экономическая мощь страны растет с каждым днем, у КНР вряд ли возникнут проблемы с поиском союзников (необходимо отметить тот факт, что сейчас Китай по-прежнему воздерживается от заключения каких-либо направленных против третьей стороны союзов. Пекин делает упор на соглашения, которые служат делу разрешения каких-то конкретных вопросов, например укреплению торговли или борьбе с терроризмом).

Вариант третий: Америка постепенно перестает быть частью азиатского порядка (или беспорядка). США, вероятно, также по мере сокращения своих возможностей пересматривают свою политику в регионе. При таком развитии событий структура Азии будет зависеть от действий Китая, Японии и других держав региона. Если Китай, Япония и другие страны не смогут разрешить существующие между ними противоречия и споры, то все может прийти к вышеописанному сценарию локальной холодной войны. Если же им удастся наладить сотрудничество, то в регионе может вновь, как и в прошлом, сформироваться естественная структура международных отношений. Однако в этот раз она будет не системой «данничества», а системой сотрудничества между равными государствами. Мысль об азиатской системе взаимной безопасности, на которую Китай делал упор на недавнем саммите СВМДА, была именно об этом.

Вариант четвертый: региональная структура, подразумевающая отношения формата «Большой двойки». В таком варианте США занимают по-настоящему нейтральную позицию и помогают регулировать противоречия, существующие между странами Азии. G2 — это и не холодная война, и не тот случай, когда всем заправляют Америка и Китай. Создание подобной структуры потребует от двух держав уважения к интересам другой стороны, а также установления довольно высокого уровня взаимного доверия. Такой вариант развития событий полностью исключать нельзя. Так есть сейчас, так будет и впоследствии: у китайско-американских торгово-экономических отношений огромный потенциал развития. Когда КНР сформирует у себя потребительскую экономику, степень взаимной зависимости лишь возрастет. Поменяется и параметр американо-японских отношений. Сегодня основная причина, почему Вашингтон поддерживает Токио, заключается в том, что это ослабляет Китай. Как только в Японии закончится процесс «нормализации», это неизбежно скажется на позициях Китая и других стран Азии, но наибольший урон понесут как раз отношения Японии и США. Присутствие Америки в Азии, особенно военное присутствие, тут же окажется под вопросом. Военное присутствие США на японских островах, а также во всей Азии окажется не в интересах независимой и сильной Японии. В таких условиях в отношениях Вашингтона и Пекина произойдут огромные изменения, способные сплотить две страны.

Война может привести к взаимному уничтожению. Пусть войны и выигрывают, победителей в них нет. Обеим сторонам приходится платить тяжкую цену, различается только размер этой цены. История говорит нам о том, что сохранить вечный мир нелегко, слово «вечный» не выдерживает проверки временем. Но пусть даже так, людям все равно следует прилагать все силы к тому, чтобы сохранялся мир и не случалось войны. Это сложная задача, но шанс на успех есть.

Автор — директор института изучения стран Восточной Азии Сингапурского университета.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.