Позицию Китая по европейскому кризису государственных долгов трудно понять по двум причинам. Одна из них сейчас всем известна: Китай не публикует официальную статистику по разбивке своих гигантских валютных резервов. Фактически, эта тема считается государственной тайной. Любые оценки остаются сугубо гадательными, даже в тех редких случаях, когда их публикуют китайские СМИ – тем паче, что они обычно ссылаются на иностранные, а не на правительственные источники.

Тем не менее, идея о том, что Китай наращивает долю евро в своих резервах, каким-то образом овладела зарубежным экспертным сообществом. Это в целом понятно – она ведь выглядит так логично! Чрезмерная зависимость от доллара не может не беспокоить китайских лидеров и управленцев. Китай также не скрывает свое критическое отношение к американским программам количественного смягчения и низких процентных ставок. Зачастую он вслух и официально выражает тревогу как главный кредитор Соединенных Штатов. После встречи с представителями Немецкого федерального банка Народный банк Китая сообщил на своем сайте о критическом отношении германских банкиров к политике низких процентных ставок «поощряющей избыточный риск».

Однако из этого может не следовать, что Китай переключается на евро или на японскую иену (см. об этом в статье ECFR «Схватка за Европу» («The Scramble for Europe») ). В начале 2011 года анализ данных, проведенный американским министерством финансов, показал, что Китай увеличил, а не уменьшил относительную долю долларов в своих резервах. У него были серьезные причины так поступить, и дело не только в объеме и ликвидности американского рынка долговых инструментов. Хотя в июле 2010 года Китай официально отказался от привязки юаня к доллару, он продолжает сохранять ее, насколько возможно. Покупка долларов за юани помогает добиваться этого на радость китайским экспортерам и в то же время сдерживает Вашингтон, мешая ему чересчур активно требовать ревальвации юаня.

Продолжает ли Пекин в 2011 году вести ту же игру? Вполне возможно. В 2010 году Китай в основном покупал доллары на третьих рынках и через посредников. Операции осуществлялись в первую очередь в Лондоне и Гонконге, но, вероятно, также в Канаде, Сингапуре и Таиланде. В начале 2011 года, судя по некоторым признакам, Китай продолжил скупать валюту на третьих рынках. Однако сейчас Лондон и Гонконг не числятся среди основных покупателей американских долговых обязательств. Это означает, что Китай либо сменил финансовые инструменты, либо сменил посредников. При этом Европейский механизм финансовой стабильности и центральные банки Европы сейчас определенно активнее продают европейские долговые обязательства.

Значит ли это, что Китай скупает европейские долги как раз в то время, когда кризис евро достиг очередного пика? Китай по-прежнему крайне осторожен с данными, а некоторые пострадавшие от кризиса средиземноморские страны очевидным образом преувеличивают активность Китая, чтобы укрепить собственную кредитоспособность. Поэтому на настоящий момент, единственным разумным ответом на этот вопрос остается: «Мы не знаем». Это само по себе тревожная новость, так как тот факт, что Европа не знает, кто ее крупнейшие кредиторы, безусловно, повышает уязвимость ее рынков.

Однако у этой истории есть и другая сторон, и она связана с предполагаемыми взглядами Китая на состояние европейских долгов и на перспективы выхода Европы из долгового кризиса. В этом вопросе китайские СМИ расходятся с официальной позицией. Китайское правительство оптимистически выражает поддержку еврозоне и обещает покупать европейские долговые обязательства. Об этом она заявляла как в ходе двусторонних переговоров со странами-должниками – в том числе с Португалией, Грецией и Венгрией, - так и в отношении еврозоны в целом. Официальные заявления Китая, впрочем, не касались ключевых европейских экономик, таких как Италия, Франция и Британия, и тем более Германия и прочие в меньшей степени увязшие в долгах страны, но это, судя по всему, - дипломатический способ дать понять, что эти государства выше подозрений.

Однако этот официальный курс, также разделяющийся полуофициальными аналитическими центрами, занимающимися европейской проблематикой – например, Китайской академией общественных наук – к несчастью не разделяется многими экспертами и СМИ. Известный экономист Юй Юндин (Yu Yongding), рекомендовавший опасаться чрезмерного роста долларовых резервов, с начала 2011 года неоднократно предупреждал, что пока не видно путей выхода Европы из кризиса, покупать долги проблемных стран – значит бросать деньги на ветер. Даже в самой КАОН И Сяньжун (Yi Xianrong) из Института финансов и банковского дела дипломатично советует купить «по политическим соображениям» некоторое количество европейских облигаций, но добавляет, что их должно быть «немного». Хэ Чжичэн (He Zhicheng), консервативный экономист из Сельскохозяйственного банка Китая фактически предложил властям продать долговые обязательства периферийных европейских стран, чтобы не попасть в ловушку решения, которое может резко уменьшить их стоимость. Он полагает, что пока Китай– наряду с Японией – поддерживают на плаву так называемые страны PIGS, крупные европейские банки пользуются этим временным смягчением кризиса, чтобы избавить от заметной (до 40%) части имеющихся у них долговых обязательств Греции, в то время как Китай неосознанно наращивает свою долю.

Хотя данная теория заговора может выглядеть надуманной, ясно, что сейчас китайские аналитики относятся к европейским долговым обязательствам хуже, чем когда-либо. Китай создал собственное рейтинговое агентство Dagong, которое оценивает государственные долги 59 стран, почти всегда присваивая им рейтинги ниже, чем принято у западных агентств. Dagong присвоил Китаю тот же рейтинг, что и Германии – AA, а единственные европейские страны, которым был присвоен рейтинг ААА – это Дания, Норвегия и Швейцария. Тринадцать европейских стран получили рейтинги ниже AA, и в ряде случаев агентство продолжает их понижать. Например, 7 июля оно снизило прогноз для Италии до «негативного».

21 июля финансовое приложение к газете «Жэньминь Жибао» скептически отозвалось о проходившем в тот день чрезвычайном европейском саммите. Оно сообщило, что рынок не доверяет рецептам саммита и что крупные экономики, такие как Испания и Италия сталкиваются с такими же проблемами, как и те страны, экономику которых уже приходится спасать. Статья также подчеркнула различия между ведущими европейскими странами, намекнула, что Франции необходимо срочно действовать, чтобы зараза не перекинулась на ее банки и процитировала скептические заявления, сделанные перед саммитом канцлером Меркель.

Короче говоря, Пекин понимает, что ему по политическим соображениям следует внимательно присмотреться к экономической и финансовой обстановке в Европе. Китай не собирается ссориться со своим главным торговым партнерам и вдобавок китайскому руководству не хочется иметь дело исключительно с Соединенными Штатами. Однако заставляет ли это Китай всерьез поддерживать еврозону? У нас сейчас не хватает сведений для того, чтобы ответить на этот вопрос. Безусловно, заявлений, которые китайские лидеры делают во время своих визитов в Европу для этого недостаточно, и насколько на самом деле Китай верит в еврозону, сказать трудно. При этом в кратковременной перспективе китайские интеллектуалы в основном относятся к ней скептически.

Следует отметить, что Китаю необходимо справиться с последствиями активного сальдо торгового баланса и обуздать приток «горячих денег», поэтому он не может просто покупать доллары, не обращая внимания на другие валюты и финансовые инструменты. Будущие отношения Пекина с евро будут определяться внутренней экономической логикой Китая в той же мере, что и шагами, которые будут предпринимать Вашингтон или Брюссель.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.