Многие западные аналитики окрестили разыгравшуюся после распада Советского Союза борьбу за энергетические ресурсы Каспийского бассейна и Средней Азии новой «Большой игрой», хотя на сей раз России противостоят США, а не Британская Империя.

Однако для беспристрастного наблюдателя самое интересное в этом затянувшемся  споре между Москвой и Вашингтоном за углеводороды, военные базы и влияние – неожиданное появление в нем нового игрока, которого обе стороны недооценивали, но который в итоге сумел взять под контроль изрядную часть богатств региона. Речь идет о Китае.

У этого было множество причин, хотя на первый взгляд у России и США были на руках все козыри.

Москве, если оставить в стороне ее колониальное наследие, помогало то обстоятельство, что она контролировала трубопроводная систему «Средняя Азия-Центр» (САЦ). Российская газовая монополия «Газпром» контролирует комплекс трубопроводов САЦ, которые ведут из Туркмении в Россию через Узбекистан и Казахстан. Восточная ветвь САЦ состоит из трубопроводов САЦ-1, 2, 4 и 5, которые были построены между 1960 и 1988 годами. Строительство началось после обнаружения туркменского месторождения Джаркак.  Первый участок САЦ был запущен в 1960 году, САЦ-4 в1973 году. Проще говоря, после того, как в 1991 году распался СССР, Средняя Азия могла экспортировать энергоносители только по трубопроводной системе, которую контролировала Россия, руководствовавшаяся вновь выученной капиталистической мантрой: «Покупать дешево, продавать дорого».

Куда же «Газпром» продавал среднеазиатский природный газ?

Разумеется, в Европу.

В 2008 году «Газпром» продавал Европейскому Союзу  около170 миллиардов кубометров газа при объеме добычи в 550 миллиардов кубометров. Доля «Газпрома» в мировой и российской добыче газа составляет 17,3 % и 85 %, соответственно. Туркменский газ составляет четверть газового экспорта «Газпрома» в Евросоюз, но компания кроме этого закупает еще 15 миллиардов кубометров казахстанского и 7 миллиардов кубометров узбекского.

Портит игру «Газпрому» тот факт, что около 70% его добычи пожирает российский внутренний рынок, сейчас серьезно субсидируемый. Потребление газа в России растет со скоростью, превышающей 3 миллиарда кубометров в год. Соответственно, чтобы «Газпром» мог освободить для экспорта как можно больше российского газа, треть российского внутреннего потребления должна покрываться из других источников.

А что насчет американцев?

Они явились после 1991 года, с чековыми книжками и лекциями про демократию и права человека – а также с не менее четким, чем у Москвы, намерением скупить местные активы по дешевке. Между тем, в отличие от нефти газ можно доставлять только по трубопроводам, либо сжижать его для транспортировки, что обходится дорого. 

В результате в Средней Азии начало проявляться недовольство обеими сторонами.

И тут на сцену вышел Пекин, обладающий деньгами и не склонный к занудным лекциям о политических системах и правах человека.

14 декабря 2009 года Китай и Туркмения официально открыли первый участок 1139-мильного газопровода с пропускной способностью 40 миллиардов кубометров в год.  Строительство финансировала Китайская Национальная Нефтегазовая Корпорация  - крупнейшая в стране компания, занимающаяся добычей и поставками нефти и газа. В дальнейшем трубопровод был протянут дальше, и сейчас по нему поставляется также узбекский и казахстанский газ.

Новые трубопроводы, ведущие из Средней Азии на восток, продолжают строиться.

Мораль этой истории очевидна – люди, которые просто приходят с деньгами и подписывают взаимовыгодные контракты,  скорее всего, одержат верх и над обитателями Кремля, ждущими благодарности за столетия рабства, и над фокусниками-янки с Уолл-Стрит, которые пытаются надуть местных жителей под болтовню о демократии и свободном рынке. Безусловно, гонка за энергоресурсы Средней Азии еще не закончена, но пока пекинские мандарины в ней лидируют.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.