В начале этого месяца Китай сделал первый шаг по трудному пути к высадке на Луну - запустил к Луне свой первый исследовательский аппарат.  В то время, как многие страны восхищаются успехами Китая в освоении космоса, ряд аналитиков продолжает задаваться непростым вопросом о том зачем сейчас китайскому правительству космическая программа.

Идет ли речь исключительно о научных целях, или Китай действительно пытается конкурировать с ведущими мировыми космическими державами? Правильный ответ лежит где-то посредине. Китай входит в число трех стран, осуществляющих пилотируемые космические полеты, и это подтверждает его статус одного из мировых лидеров в области инноваций и технологического потенциала.

Эти достижения заставляют ряд аналитиков воспринимать успехи космической программы Китая как вызов США. Когда Китай в 2007 году уничтожил баллистической ракетой один из своих собственных метеорологических спутников, многие сочли это демонстрацией военной силы. Однако, выход в открытый космос в 2008 году и запуск аппарата «Чанъэ-2» так интерпретировать не стоит. Китай не пытается начать космическую гонку 21-го века между собой и США. Если он и участвует в какой-либо космической гонке, эта гонка идет в Азии. Индия, Япония, Южная Корея и Китай борются за влияние и славу. В этой борьбе между новыми державами космос считается важным направлением. США смотрят на происходящее с интересом, но оно их не тревожит, и участвовать в гонке они не заинтересованы.

Это спокойствие связано с тем, что Китай по технологическому потенциалу в космической отрасли по-прежнему отстает от США примерно на четыре десятка лет, и, хотя он стремительно сокращает разрыв, он еще долго не сможет непосредственно конкурировать с США на этом поле.

Космические амбиции Китая имеет смысл сравнивать с империалистическими авантюрами европейских стран 19 века.  Тогда многие вновь созданные европейские государства, такие как Бельгия, Германия и Италия, по примеру Британии пытались участвовать в дележе мира, чтобы подтвердить свой статус наций.

Азиатские космические программы движимы несколько другим стремлением – с их помощью правительства пытаются получить признание - как развитого мира, так и собственных граждан. Благодаря космической программе Китай не только демонстрирует внешним наблюдателям, что он – функционирующее и дееспособное государство, но и – что еще важнее - обретает легитимность в глазах собственного народа. Космические успехи серьезно укрепляют национальную гордость и демонстрируют прогресс, который еще десять лет назад казался невозможным.

Официальная китайская точка зрения на космическую программу заключается в том, что она связана с основными задачами человечества – исследовать собственное происхождение и разрабатывать образ жизни на будущее. Об этом заявил главный конструктор «Чанъэ-2» Цянь Вэйпин (Qian Weiping)». По мнению Цяня, Китай при этом обязан не подражать другим странам, но вести самостоятельные исследования.

Что бы ни было этому причиной – чувство ответственности или стремление доказать всему миру, что китайцы способны достичь успехов в космосе, - но национальная гордость, все-таки, явно занимает важное место среди мотивов Китая. На это также указывает заявление Цяня, заметившего, что «мы быстро сократим разрыв (между Китаем и США/Россией)». Китайская космическая программа амбициозна, однако ей еще предстоит пройти долгий путь.
 
Тем не менее, никто всерьез не сомневается в том, что Китай достигнет целей, которые он поставил перед собой, и докажет - как иностранцам, так и внутренней аудитории, - что он стал одной из технологических держав.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.