Владивосток, 31 июля . На Дальнем Востоке России расположены более 20 тысяч китайских предприятий и проживают около 70 тысяч китайских иммигрантов, вследствие чего Пекин становится ключевым игроком в этом изолированном регионе, представляющем для него большую важность благодаря богатым запасам сырьевых ресурсов.

Пересекая китайско-российскую границу через пропускной пункт Суйфенхе, расположенный на северо-востоке Китая, первое, что бросается в глаза, это то, что Россия перестала быть «старшим братом» в отношениях с Пекином, который всего лишь четверть века назад свято следовал коммунистической идеологии, навязанной советским режимом.

Расположенные на китайской стороне новенькие дороги и торговые центры, в которых видишь всевозможные товары и продукты питания, резко контрастируют с инфраструктурой прошлого века и полуразрушенными дорогами Приморского края. Они даже не в состоянии обеспечить сообщение между основными экономическими предприятиями этого региона.

В развитии Приморского края Китай является ключевым игроком. Его доля в регионально валовом внутреннем продукте достигает 20%, сообщил представитель министерства промышленности и торговли РФ в Приморском крае Олег Липаев.

«50% сельскохозяйственной продукции, в особенности фрукты и зелень, которые продаются на российском рынке, производятся в Китае. Если китайцы прекратят экспортировать свою зелень, то цена на неё, вероятно, поднимется втрое», заявил чиновник в ходе интервью.

В столице Приморского края Владивостоке, портовом городе с населением в 750 тысяч жителей и стратегически важном для России в силу его выхода к Тихому океану, китайцы контролируют большинство рынков, где местные жители покупают товары ежедневного спроса, от одежды до риса.

Четыре из главных рынков города принадлежат 37-летнему китайскому предпринимателю Лю де Шангу (Liu De Shang), который также является председателем Китайско-Российской Ассоциации предпринимателей. Бизнесом в России он занимается уже 15 лет.

На самом крупном из его рынков работают около двух тысяч китайцев, торгующих в ларьках самыми разнообразными товарами китайского производства. Весь бизнес строго контролируется гражданами Поднебесной Империи.

Они производят товар, привозят в Россию и продают здесь в розницу.

История Лю наилучшим образом отражает успех, которого предприимчивые китайцы могут добиться в этом промышленно слаборазвитом регионе России.

«Я долгие годы работал поваром в Китае, а в 1995 году решил всё бросить и стал продавать в России сапоги, производившиеся в китайской провинции Хэйлунцзян», рассказывает Лю де Шанг.

«За 58 дней я заработал своё первое состояние: 24 тысячи рублей, что равнялось 780 долларам», с улыбкой вспоминает этот человек, имеющий хорошие связи во всех слоях общества.

«Бизнес пошёл в гору, и мы открыли свой первый магазин. Впоследствии приобрели прилегающее помещение, убрали стенку и расширили дело», рассказывает Лю, ставший легендарной личностью у себя в посёлке.

А всё дело заключается в том, что более 120 родственников и знакомых участвуют в бизнесе, который распространился на другие районы России (четыре торговых центра во Владивостоке, два в Хабаровске, а также торговые помещения его брата в Москве).

Миграция китайцев, которые работают в горнодобывающей промышленности, строительстве или на рынках, особенно усилилась после 90-х годов, когда на севере страны промышленность пришла в упадок вследствие приватизации обанкротившихся государственных предприятий.

Российские власти не имеют данных о точном количестве находящихся в стране китайцев, но согласно различным оценкам, их около 70 тысяч, прибывших как легально так и нелегально, в трёх областях на северо-востоке России. Это вызывают определённую напряжённость и ксенофобские настроения, поскольку россияне видят, как китайцы обогащаются на их территории.

Трансграничная торговля, основу которой составляет обмен российского сырья на китайские товары, вызывает здесь озабоченность, как и в некоторых странах Латинской Америки.

«Проблема заключается в том, что конкурировать с Китаем невозможно. С каждым разом они поставляют всё более высокотехнологичные товары, что влечёт за собой последствия на местном уровне и определяет существование всей нашей промышленности», отметил Липаев.

Он подчеркнул, что именно по этой причине правительство РФ ввело налог на экспорт металлов, древесины и нефти.

«В китайской провинции Хэйлунцзян средний размер заработной платы составляет от 60 до 100 долларов. У нас в Приморском крае – 600. Как нам с ними конкурировать?», спрашивает Липаев, не высказывая особого оптимизма в отношении будущего.

«В ближайшем будущем торговля с Китаем будет выгодной, особенно для людей, имеющих доступ к дешёвым товарам. Но через 10-15 лет Китай наверняка будет представлять собой угрозу и создаст препятствия для создания рабочих мест на местном рынке труда», предупредил чиновник.

Тем не менее, некоторые эксперты настроены более оптимистично, поскольку считают, что китайские инвестиции, товары и иммигранты дают шанс на развитие региону, находящемуся в экономическом и демографическом упадке.

«У нас всё ещё советские мышление, заставляющее нас думать, что иностранные инвестиции в добычу полезных ископаемых представляют собой одну из форм колониализма и зависимости от заграницы», считает эксперт по российско-китайским отношениям Виктор Ларин.

«Я думаю, что восточная часть России может потерять представившуюся возможность. Китай – это не угроза, а шанс», добавил он.

Ларин приветствовал межправительственные соглашения, подписанные в 2009 году президентом России Дмитрием А.Медведевым и председателем КНР Ху Цзиньтао и направленные на дальнейшее развитие экономических отношений, в первую очередь в области добычи и использования природных ресурсов.

Тем не менее, некоторые подвергают критике действия Китая не только в Сибири, но также в Средней Азии, Африке и Латинской Америке, где китайские инвестиции в разработку месторождений полезных ископаемых не сопровождаются предварительным анализом экологических и социальных последствий.

«Для разработки полезных ископаемых Сибири мы предлагаем создавать совместные российско-китайские предприятия, действующие в соответствии с российским законодательством», подчёркивает Липаев, обучавшийся в Китае.

Нам нужны капиталовложения, которые уважают российское законодательство, а не дороги или плотины в обмен на нефть. Нам они не нужны», заявил он.

«Мы их можем построить и сами», добавил Ларин, подчеркнув тем самым разницу между своей страной и Средней Азией, Юго-Восточной Азией и Африкой, где Китай всегда выигрывает, предлагая в обмен на природные ресурсы не только финансирование, но также строительство необходимой инфраструктуры.

«Мы хотим оставаться независимой страной и ради этого будем продолжать делать всё от нас зависящее до тех пор, пока сможем», отметил он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.