Последствия теракта в Париже будут не меньшими по силе и значению, чем последствия террористических атак на Нью-Йорк и Вашингтон 11 сентября 2001 года. Разница заключается в том, что на этот раз местом действия станет Европа, а за теракт заплатят арабы и мусульмане, проживающие в Старом Свете. Ни Франция, ни другие европейские государства не станут вести внешние войны, как США, которые ввели свои войска сначала в Афганистан в 2001 году, а затем в Ирак в 2003. Французы сосредоточат свое внимание на своем собственном государстве. Возможно, при определенных условиях, они также примут участие в военной операции в Ливии.

Другими словами, удар придется на сами европейские общества, в которых в последние годы участились крайне опасные проявления антиисламизма и отрицания ислама как религии.

Те, кто совершили страшное нападение на редакцию газеты Charlie Hebdo в Париже, не просто совершили преступление против ислама. Они добились того, что теперь европейцы восстанут против всех арабов и мусульман без разбора. Где гарантия того, что Марин Ле Пен, возглавляющая крайне правую партию, не станет через два года президентом Франции? А кто-нибудь помнит о том, что ее отец Жан-Мари Ле Пен не так давно был основным конкурентом Жака Ширака, сумев обойти по количеству голосов кандидата от социалистической партии?

Преступление, совершенное против Charlie Hebdo, невозможно подвести ни под одну классификацию. Этот сатирический еженедельник высмеивал не только ислам и мусульман. В нем критиковалось все, что связано с религией в целом, включая христианство и иудаизм. В этом смысле ни для кого не делалось исключений. Довольно часто Charlie Hebdo перегибала палку, публикуя провокационные карикатуры, в том числе и на Иисуса Христа, и на Папу Римского. Но подобное ни у кого не вызывало удивления. Для такой светской страны, как Франция, это было вполне обычным явлением. Если же кого-то не устраивали подобные публикации в прессе, то ему следовало бы уехать из страны, а не пользоваться всеми благами и свободами, которые ему дала жизнь во Франции. Проблема тех, кто отвергает европейские и, в частности, французские ценности, заключается в том, что они не могут интегрироваться в другое общество. А именно это им следовало бы сделать, вместо того, чтобы пытаться изменить его с помощью силы или террористических действий. Свобода выражения любых мнений в прессе гарантируется французской конституцией. Все, чем занимались редакторы и художники Charlie Hebdo, не противоречило закону.

Пятьсот лет назад во Франции шли религиозные войны. Одно из самых массовых столкновений между католиками и протестантами, известное под названием «резня святого Варфоломея», произошло летом 1572 года. Точное количество убитых в этом столкновении никто не знает, по различным оценкам историков оно колеблется между пятью и тридцатью тысячами человек. Но французское общество развивалось, эпоха религиозных войн закончилась, и Франция вступила в новую эру, став светской республикой, в которой признаются все религии и гарантируется свобода выражения всех мнений.

Преступление, совершенное против Charlie Hebdo, будет способствовать росту популярности крайне правых политических сил в Европе, враждебно настроенных по отношению ко всем мусульманам. Всего за несколько дней до парижского теракта в нескольких немецких городах прошли антиисламские демонстрации. В некоторых общественных кругах их встретили с осуждением. Даже христианская церковь выразила свое несогласие с демонстрантами, вышедшими на улицы немецких городов, например Дрездена. Немецким мусульманам следовало бы спросить себя, в чем, собственно, проблема, почему граждане Германии ополчились против них?

А еще незадолго до этого неизвестные подожгли несколько мечетей в Швеции. Вспышка национализма в Европе совпала по времени с экономическим кризисом, охватившим большинство стран региона, и ростом числа добровольцев из Европы, вступающих в отряды ИГИЛ в Сирии и Ираке.

Все это можно объяснить, главным образом, тем, что мусульмане, проживающие в Европе, отказываются интегрироваться в местные общества. Они уезжают из своих стран в поисках лучшей жизни и при этом почему-то хотят изменить общество, давшее им приют и подарившее им свободу. Около пяти недель назад король Иордании Абдулла II во время своего визита в Вашингтон фактически предсказал то, что случится в Париже.

Король дал большое интервью известному американскому журналисту Чарли Роузу (Charlie Rose). Отвечая на один из 86 вопросов, он сказал: «Проблема внутри самого ислама, и нам не следует ее игнорировать. Мы должны следовать истинному учению и осуждать невежество, потому что это не наша религия, а зло в его чистом проявлении... Сегодня идет битва между добром и злом, и ее продолжат поколения людей, которые придут после нас. Эту битву можно назвать Третьей мировой войной». В том же интервью он сказал: «Я мусульманин. Я не знаю, умеренный я мусульманин или нет, я просто мусульманин. А какую религию представляют террористы с их идеологией, я затрудняюсь сказать».

В арабском мире сегодня есть лидеры, которые понимают, какую угрозу несет в себе терроризм, прикрывающийся именем религии. Неслучайно Рафик Харири, премьер-министр Ливана, принявший мученическую смерть, был одним из первых, кто осудил террористическую атаку 11 сентября 2001 года. Он немедленно осознал угрожающие последствия произошедшего для всего региона. Так же повел себя после парижского теракта и премьер-министр Саад Харири.

Террористы угрожали Америке, затем Великобритании. Сегодня настала очередь Франции. Без сомнения, европейские страны сейчас усилят меры безопасности. Это будет сопровождаться ростом популярности партий экстремистского толка, и они вынудят правительства этих стран изменить политику в отношению мусульман. Ислам станет восприниматься исключительно как источник терроризма и экстремизма.

Арабы не должны оставаться в стороне от войны с терроризмом, отдав ее на откуп своим лидерам, будь то король Абддулла ибн Абдул-Азиз, Мухаммед VI, Абдулла II или правители ОАЭ.

Необходимо разработать мировую стратегию борьбы с терроризмом, в которой должны принимать участие и арабы. Потому, что мир изменился. Он стал похож на большую деревню, и в нем никто не должен оставаться безучастным или находить оправдания для преступлений, вроде того, которое было совершено в редакции Charlie Hebdo. И здесь не может быть никаких «но», которыми пытаются прикрываться арабы и мусульмане. Король Иордании не ошибался, когда оворил о том, что сейчас идет Третья мировая война.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.