Турин — В 2013 году накануне завершения Года веры истекают 40 лет, прошедшие после первого показа по телевидению Туринской плащаницы. Это было 3 ноября 1973 года. За сорокалетний период плащаница подверглась исследованиям в 1978 году, радиоизотопное датирование было проведено в 1988 году. В 2002 году завершились десятилетние исследования по наилучшему способу ее хранения. В 1997 году плащаница пережила пожар.

 

Но особенно следует вспомнить о пяти показах плащаницы, которые позволили многим посмотреть на нее и поразмыслить о тайне воплощения, глядя на отпечатки тела и лика Христа. Эти показы играют особенную роль, потому что напоминают о страстях Христовых в свете учения Собора, о роли плащаницы как «мосте между Христом, нашим кротким спасителем и нами, для которых он умер и воскрес. Отпечатки его тела и лика рассказывают нам о его страданиях, принятых ради любви, это его послание к нам». Так говорил монсиньор Джузеппе Гиберти в своем недавнем выступлении на конференции «Туринская плащаница — зеркало Евангелия: предложение в Год веры», которая состоялась в Риме 27 ноября этого года в базилике Святого Креста в Иерусалиме, где расположен центр изучения плащаницы «Джулио Риччи», который сотрудничает с Туринской епархией в распространении послания, исходящего от этой важнейшей реликвии христианства.

 

Церковь всегда приписывала плащанице важнейшую роль, меняющуюся в каждую эпоху. Павел VI в основном очертил ее значение в своей речи, предшествующей показу плащаницы по телевидению. Со свойственной ему ясностью мысли Папа рассказал о диалектическом отношении между научным подходом к изучению плащаницы и ее религиозной значимостью и отмел в сторону недоразумения и озабоченность, которые царили в Туринской епархии. «Каким бы ни был исторический и научный вердикт, который уважаемые ученые вынесут этой удивительной и таинственной реликвии, мы не можем усомниться в том, что она оказывает огромное влияние на верующих, которые видят перед собой внешние и смертные черты нашего Спасителя, прикасаясь к тайне... Собравшись вокруг этой священной реликвии, мы все, верующие и атеисты испытываем священный трепет, в наших сердцах звучит его голос, приносящий благую весть, призывающий к любви и служению: «Истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Матф.25:40).

 

Иоанн Павел II продолжил подобные размышления своего предшественника по случаю еще одного показа плащаницы, выразив их в двух знаменитых формулировках: Плащаница — «искушение для ума» (историческое и научное суждение, процитированное Павлом VI) и Плащаница- зеркало Евангелия».

 

На этом последнем аспекте сконцентрировалось глубокое размышление нашего нынешнего Папы перед плащаницей, выставленной в 2010 году. Он размышлял о тайне, о необходимости пасторского наставления, помогающего до конца понять значение послания, исходящего от этой святой реликвии: «Как говорит плащаница? Она говорит кровью, а кровь — это жизнь. Плащаница — это икона, написанная кровью человека, исхлестанного бичами, увенчанного терновым венцом, распятого, с глубокой раной в правом боку. На льняном полотне отпечаток мертвого человека, но кровь говорит о его жизни. Каждый кровавый след говорит о любви и жизни. Особенно это большое пятно около ребра, откуда вышло много крови после удара римским копьем, говорит о жизни. Это как источник, который плещет в тишине, и мы можем ему внимать и слышать его в тишине Святой Субботы». Следовательно, подчеркивается глубокая связь плащаницы с тайной спасения Святой Субботы: «Именно из тьмы и смерти Сына Божьего возникает свет новой надежды, свет Воскресения».

 

Как не увидеть пасторской связи с традицией, которая всегда считала, что плащаница проливает свет на тайну? Как не увидеть связи с высказыванием епископа Салуццо Агаффино Соларо ди Моретта, который в 1627 году писал о Спасителе: «Христос умер, распятый на кресте, и пролил свою кровь, но плащаница, обагренная его кровью, вернула нам его воскресшим и торжествующим»? Эта концепция была принята и распространялась блаженным Себастьяном Вальфре на рубеже 17 и 18 веков.

 

Следовательно, плащаница действительно может стать привилегированным инструментом в деле новой евангелизации. Монсиньор Чезаре Носилья, архиепископ Турина не раз призывал внимательно отнестись к этому аспекту плащаницы особенно в Год веры.

 

Действительно, существует программа, созданная Епархиальной комиссией, которая недавно была предложена на рассмотрение всем священникам епархии, но она доступна для более широкого распространения и в других епархиях. Она пользовалась успехом в Риме на вышеописанной конференции.

 

Джан Мария Дзакконе, научный директор музея Туринской плащаницы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.