София – Мировому порядку, установившемуся после окончания холодной войны, пришел конец, и Владимир Путин стал его палачом. Выход России из Договора об обычных вооруженных силах, ее намеренные попытки препятствовать наблюдению за выборами Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) и отказ Кремля ратифицировать реформу Европейского суда по правам человека (Протокол 14 Европейской конвенции по правам человека) ознаменовали его уход в прошлое.

 

Сегодня у России и Европейского союза диаметрально противоположные взгляды на природу мирового порядка, установившегося после окончания холодной войны, а также на источники нестабильности в Евразии.

 

Для Евросоюза продолжение его политики в отношении России, характерной для 1990-х годов, в этом новом контексте будет означать скорее повторное введение политики сфер влияния, а вовсе не расширение границ демократии.

 

Отказ от этой политики также представляет собой определенные риски, поскольку Евросоюз не является и не может стать традиционной великой державой.

 

В рамках любого пересмотра политики Евросоюза в отношении России необходимо признавать, что Россия останется игроком мирового масштаба в течение следующего десятилетия, при этом весьма сомнительно, что она превратится в либеральную демократию.

 

Евросоюзу нужно также признать, что у России есть законные основания для опасений по поводу ассиметричного воздействия результатов холодной войны на ее безопасность. Россия оказалась преданной в своих ожиданиях того, что конец холодной войны будет означать демилитаризацию Центральной и Восточной Европы. Хотя расширение НАТО не является прямой угрозой России, оно все же изменило баланс между Россией и Западом и способствовало пересмотру Кремлем своей политики.

 

Постмодернистский европейский порядок возник на обломках таких организаций времен холодной войны как ОБСЕ и Договор об обычных вооружениях. Он оформился в результате расширения Евросоюза на восток, а также осознания того, что это расширение отражает реинтеграцию Европы. Тогда не было никакой необходимости вновь изобретать организационное основание Европы, потому что само расширение Евросоюза стало организационным основанием для возникновения нового европейского порядка.

 

Если вы будете вести себя как мы – таково, по сути, было послание Евросоюза – вы станете одними из нас. 

 

Истинная причина конфронтации между Россией и Евросоюзом сегодня заключается вовсе не в противоположных интересах или противоположных ценностях. Причина ее в политической несовместимости. Евросоюз, который ратует за права человека и открытость, угрожает идее суверенной демократии Кремля.

 

Настойчивое требование России баланса влияния и ее меркантильная геополитическая философия стимулируют ренационализацию внешней политики государств-членов Евросоюза. В Москве политика распространения демократии пробуждает ночные кошмары этнической и религиозной политики, а также угрозу территориального распада Российской Федерации. 

 

Столкнувшись с нашествием российских государственных компаний, члены Евросоюза склоняются к тому, чтобы оградить определенные сектора своей экономики (как например, внутренний энергетический рынок), что угрожает либеральному экономическому порядку, находящемуся в центре европейского проекта.

 

С другой стороны, Россия чувствует угрозу со стороны наводнивших ее неправительственных организаций, финансируемых Западом. Кремль склонен воссоздать структуру полицейского государства, чтобы оградить себя от иностранного вмешательства во внутреннюю политику. 

 

В настоящее время Запад, кажется, не желает концентрироваться на проблеме европейского порядка. Он отвергает любые попытки России возобновить переговоры по Договору об обычных вооружениях, а также по мандату и программе ОБСЕ. Принято думать, что результатом такого возобновления переговоров станет отступление от достижений 1990-х годов. Однако насколько верно подобное суждение?

 

Евросоюз не может выступать в качестве стража статус-кво, установившегося после окончания холодной войны, не подвергаясь риску крушения нынешней организационной инфраструктуры в Европе. В действительности, именно в интересах Евросоюза привлечь Россию к диалогу относительно организационных основ того европейского порядка, который сейчас пошатнулся. Главной задачей Евросоюза должно стать сохранение отличительных черт этого порядка – сосредоточенности на правах человека и диктатуре закона. Вот за это Евросоюзу стоит бороться.

 

Главной задачей Евросоюза в организационном смысле, учитывая его отношения с Россией, должно стать основание учреждений нового европейского порядка вокруг Евросоюза в качестве основного субъекта политики, чтобы он не зависел от отдельных своих членов. Противоречивая природа российского режима – капиталистическая и недемократическая, европейская и направленная против Евросоюза – требует именно такой стратегии.

 

Евросоюз должен использовать ту противоречивость, которая находится в сердце российской суверенной демократии. Ему стоит использовать тот факт, что легитимность нынешнего режима в России внутри страны во многом основана на идее о том, что это именно тот режим, который стремится вернуть Россию в лоно европейской цивилизации. Это правда, что Россия не мечтает стать частью Евросоюза, однако стабильность в России зависит от сохранения европейской природы ее режима.

 

Неслучайно, что Владимир Путин, в отличие от своих коллег в Средней Азии, решил уйти с поста президента и формально передать власть после окончания своего второго срока. Кремль лучше, чем кто-либо, знает, что  режим будет обречен, как только российская элита потеряет свою легитимность в европейском смысле.

 

Постановка организационных целей для достижения единства Евросоюза поможет Европе преодолеть структурные противоречия европейского проекта. Преобразование ОБСЕ в политический форум, где будут отдельно представлены все страны-члены Евросоюза, может стать в некотором смысле организационной инновацией, способной блокировать попытки России расколоть союз.

 

Если стратегия России направлена на разрушение союза при помощи установления двусторонних отношений, приоритетом Евросоюза должно стать организационное оформление союза в качестве единого партнера России в переговорах.

 

Евросоюз и США должны перестать притворяться, что они могут превратить Россию в либеральную демократию. Но несмотря на это, Евросоюзу не стоит позволять России великодушно не принимать его в расчет.

 

Иван Крастев – председатель Центра либеральных стратегий в Софии, Болгария.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.