Европейский Союз дал своим странам-членам четыре года на то, чтобы подготовить планы по постоянному хранению ядерных отходов, которое продолжает оставаться важной проблемой для всех стран, производящих атомную энергию.

Во вторник европейские министры энергетики, собравшиеся в Брюсселе, совместно выпустили директиву на эту тему. Хотя ряд официальных лиц с энтузиазмом это приветствовал, некоторые европейские законодатели сочли документ чрезмерно общим и лишенным конкретики.

«После долгого бездействия Евросоюз впервые решил принять меры по окончательному захоронению ядерных отходов, - заявил европейский комиссар по энергетике Гюнтер Оттингер (Günther Oettinger). – ЕС становится самым передовым регионом в области безопасного хранения радиоактивных отходов и отработанного топлива».

143 европейских реактора каждый год порождают 7000 кубометров высокорадиоактивных отходов. Ни у одной страны в Европе – да и где бы то ни было в мире – нет объектов, которые позволяли бы постоянно хранить в безопасных условиях такие количества радиоактивных веществ, особенно, если учесть, что первые реакторы были запущены более 50 лет назад.

«Правительства десятилетиями оттягивали решение, перекладывая его на плечи то следующей администрации, то следующего поколения», - утверждает г-н Оттингер.

Критики сразу же заметили иронию ситуации: до переезда в Брюссель Оттингер, занимавший пост премьер-министра германской земли Баден-Вюртемберг, где расположены четыре АЭС, не отличался вниманием к проблеме отходов.

Директива предписывает европейским странам представить графики строительства хранилищ и определится с объектами, на которых могут быть введены юридически обязывающие стандарты безопасности.

В настоящий момент создание так называемого глубокого геологического захоронения занимает 40 лет. Европейские страны могут совместно строить общие хранилища. Экспорт отходов за пределы Евросоюза допускается только в том случае, если у страны, в которую он будет осуществляться, есть подходящее хранилище. Экспорт в африканские, тихоокеанские и карибские страны, а также в Антарктику запрещен в любом случае.

Экологи критикуют директиву за недостаточную ясность.

«Рекомендаций дано много, но в итоге страны-члены ЕС могут сами решать, каким из них следовать, - утверждает лидер партии «Зеленых» в Европейском парламенте Ребекка Хармс (Rebecca Harms). – Комиссия даже не дает четкого определения ядерных отходов. В итоге мы получим не самое безопасное, а самое дешевое решение».

Одно из требований директивы может породить дополнительные проблемы: она требует, чтобы общество получило возможность фактически участвовать в процессе принятия решений.

«Это обычная история в Европе, - говорит Герхард Шмидт из дармштадтского Института прикладной экологии, консультирующего немецкое правительство по вопросам ядерной безопасности. – Атомная отрасль и правительство втайне ищут места для захоронения отходов, потом об этом узнает общественность, и все планы отменяются. Это настоящий политический яд».

Подобные трудности характерны не только для Европы, но и для всего мира. В США конгрессмены продолжают бороться за хранилище «Юкка Маунтин» - проект, который администрация Обамы решила свернуть после десятилетий, наполненных политической борьбой и сомнениями ученых в пригодности объекта.

По словам г-на Шмидта, прозрачность процедуры могла бы помочь найти подходящие места для хранилищ. Он утверждает, что в области разработки методов безопасного хранения ядерных отходов был достигнут большой прогресс. «В области науки мы многого добились. Однако мы – возможно, за вычетом Швеции и Финляндии – так и не смогли изменить общественное мнение».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.