По требованию профсоюзов они собрались небольшими группами на Центральной улице еще до восьми утра. И если в новостном плане это был день Доминика Стросс-Кана и его фразы «себя виновным не признаю», которую ждали две недели, то по факту день прошел под знаком митинга горничных, пришедших освистать его перед зданием суда от имени коллеги Нафиссату Диалло (Nafissatou Diallo).

В то время, как они встречали Стросс-Кана у входа, я был на 14-м этаже и входил в зал 51, где должно было пройти судебное заседание. Наблюдая за ним со своего места – как он прошелся уверенным шагом специально для телекамер и вместе с двумя адвокатами занял место напротив судьи, - я еще не знал, что бывшая надежда французского левого политического лагеря только что была освистана всеми забытой частью нью-йоркского пролетариата. Подобное унижение равноценно проходу в наручниках перед объективами камер, которому его подвергли сотрудники спецподразделения полиции Гарлема по преступлениям на сексуальной почве. Да, неприятно.

В первых рядах сидела Анн Синклер (Anne Sinclair) – стойкая, опечаленная,  несущая на себе часть той грязи, в которой вываляли ее супруга. Что же происходит в душе «Примерной жены»? Как ей выбраться из этого болота?

Но по-настоящему в память врезалось выступление Кеннета Томпсона (Kenneth Thompson).

Этот харизматичный человек, легендарный адвокат Абнера Луимы (Abner Louima) – иммигранта с Гаити, изуродованного в 1997 году полицией, - спешит на помощь Нафиссату Диалло, интересы которой до сих пор представлял лишь только Джефф Шапиро (Jeff Shapiro). «Ни деньги, ни власть, ни влияние Стросс-Кана во всем мире не смогут помешать истице сказать правду», - заявил он в зале суда. Своего рода предупреждение возможных маневров адвокатов обвиняемого, стремящихся еще до начала процесса дискредитировать женщину либо отговорить ее давать показания. Пока еще слишком рано говорить о заговоре против предполагаемой жертвы, но я уже вижу здесь и там сомнительные инициативы, хотя возможно, и искренние. Категоричные звонки в Париж и Нью-Йорк от «осведомленных» лиц, убежденных в том, что Стросс-Кан пал жертвой махинации. Грубость со стороны гвинейцев и странные выпады нью-йоркской общины против Нафиссату, виновной лишь в том, что отдалилась от общины, потому что заняла «исключительный пост» горничной в дорогом отеле.

Со своей стороны, Доминик Стросс-Кан безропотно красовался на обложке всех таблоидов, которые, кажется, не слышали о презумпции невиновности. «Такие перегибы не могут длиться вечно, - говорит мне адвокат Кимберли Саммерс (Kimberley Summers). – Людям скоро это наскучит, и общественное мнение сбалансируется». Она предельно формальна: «Я не сомневаюсь, что Нью-Йорк предоставит ему беспристрастное жюри». Хочется в это верить …

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.