Сегодня участникам процесса предстоит начать откровенничать в суде. Доминик Стросс-Кан признает – или нет – себя виновным. А его подручные ворошат прошлое женщины, предъявившей ему обвинения.

Сегодня Доминик Стросс-Кан, находящийся под домашним арестом в нью-йоркском квартале Трайбека (Нижний Манхеттен), будет доставлен в верховный суд Нью-Йорка, где в ходе чисто формального слушания, ему будет предъявлено обвинение, и он сообщит, признает ли он себя виновным. Это ни к чему его не обязывает, он сможет передумать в любой момент – вплоть до начала процесса. Судье же предстоит разработать график проведения процесса, а прокурор начнет передавать стороне защиты материалы, на которых основывается обвинение, начиная с заявления потерпевшей. Каждое слово, и помимо собственно слов, личность предполагаемой жертвы будут изучены под микроскопом сотрудниками знаменитого нью-йоркского агентства Guidepost Solutions. Впрочем, частные детективы, нанятые защитниками Доминика Стросс-Кана, уже начали ворошить прошлое 32-летней уроженки Гвинеи, обвиняющей бывшего исполнительного директора МВФ в попытке изнасилования.

«Единственные объективные доказательства в подобных делах – это лишь слова одной стороны против слов другой. Поэтому совершенно необходимо убедиться в том, что предполагаемая жертва достойна доверия, дабы таким образом оценить достоверность ее показаний», - поясняет Кристоф Айела (Christophe Ayela), член парижской коллегии адвокатов. Во Франции, как и в США, никто не видит ничего зазорного в обращении к частным детективам, задача которых – бросить тень сомнения на заявления противной стороны, тем более, если эта сторона и есть единственный «свидетель» преступных деяний.

Круг общения


Похоже, детективы агентства Guidepost Solutions уже посетили Гвинею с тем, чтобы установить там факты прегрешений, в том числе и самых незначительных, совершенных молодой истицей. Не менее тщательно изучается и гостиничный номер, в котором произошло предполагаемое преступление. На вооружение будет взят любой элемент, в основу которого лягут особенности места предполагаемого преступления и результаты воссоздания хода событий. «Маловероятно, чтобы сеть Sofitel приняла ее на работу, если бы у нее были не в порядке документы», - заявляет Стивен Дрейфус (Stephen Dreyfuss), нью-йоркский адвокат и бывший помощник прокурора Нью-Йорка.

Кроме того, детективы наводят справки о круге друзей и знакомых молодой уроженки Гвинеи, а также о тех местах, которые она посещала, и о ее повседневной и личной жизни, задаваясь следующими вопросами: соглашалась ли она прежде на интимные отношения за деньги? Был ли у нее любовник? Употребляла ли она наркотики? Случалось ли ей поднимать ложную тревогу? И так далее. Кроме того, детективы настоят на анализах, цель которых – опровергнуть результаты исследований, проведенных в лаборатории судебной медицины, выбранной прокурором.

Будут ли они настаивать на прослушивании разговоров женщины, обвиняющей Доминика Стросс-Кана? «Если один из собеседников, общающихся по телефону (в данном случае, частный детектив), согласен на это, он может записать собственный разговор с другим человеком, без ведома последнего, -  подчеркивает господин Дрейфус. - Но маловероятно, чтобы в деле Доминика Стросс-Кана стороне защиты удалось установить телефонный контакт с предполагаемой жертвой. Если же, со своей стороны, прослушивать разговоры пожелают прокурор или полиция, с тем чтобы услышать и записать исходящие или входящие звонки одного из главных участников процесса, то им в обязательном порядке придется заручиться судебным решением».

Эффект неожиданности


Цель этого расследования одна – посеять сомнения в головах присяжных, так как в сомнение США – ценное оружие в руках обвиняемого. «В [юридической] системе, исповедующей принцип обоснованного сомнения, присяжные рассуждают следующим образом: «Его прошлое может бросить тень сомнения на достоверность его показаний». В системе, основанной на принципе внутреннего убеждения, все обстоит наоборот. Присяжные рассуждают: «Я убежден в том, что он виновен, несмотря на то, что у меня есть сомнения, касающиеся его прошлого», поясняет адвокат Кристоф Айела. В американской системе больше объективности и соблюдения принципа презумпции невиновности».

Чем сильнее будет эффект неожиданности, даже в отношении какой-либо мелкой детали показаний или жизни истицы, тем более густая тень сомнения ляжет на материалы обвинения. Разумеется, адвокаты совершенно не обязаны раскрывать собранную ими информацию до начала процесса и не обязаны делиться ей с судом. «К тому же они совершенно в этом не заинтересованы, иначе прокурор сможет подготовить свидетеля, который опровергнет собранные улики», - поясняет адвокат Стивен Дрейфус.

Частные детективы перед лицом присяжных


Впрочем, руки частных детективов связаны определенными процедурными правилами. «Они могут давать показания относительно того, что они делали или обнаружили, но они не вправе пересказывать то, что им рассказали опрошенные ими лица. Кроме того, их материалы не будут рассмотрены судом, если в них будут содержаться лишь слухи. В этом случае они будут настаивать на том, чтобы опрошенные ими лица были заслушаны судом в качестве свидетелей и смогли, таким образом, донести свою информацию до присяжных», - добавляет адвокат.

Во Франции действуют иные правила: здесь сторона защиты вправе требовать, чтобы частный детектив предстал перед судом в качестве свидетеля. Это позволяет ему свободно сообщать о том, что он видел или слышал.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.