Ровно год назад (статья опубликована 8 апреля - прим. перев.) президенты Барак Обама и Дмитрий Медведев на Пражском граде подписали договор по разоружению СНВ. Это был первый шаг на пути к «ядерному обнулению», к миру без атомного оружия, о котором Обама в апреле 2009 года объявил именно в Праге. Так амбициозную инициативу Обамы в мире стали назвать Пражской повесткой дня.

Чешские политики и дипломаты, от кабинета Мирослава Тополанека (Miroslav Topolánеk) до действующего правительства Петра Нечаса (Petr Nečas), конечно, к Пражской повестке дня долго относились отрицательно, и сомнения слышны до сих пор. Это позиция, согласно которой, Обаме нельзя забыть, что на алтарь «перезагрузки» отношений с Россией, первым конкретным результатом которой было подписание СНВ, был принесен в жертву радар в Чехии. Во-вторых, это недоверие наивному Обаме, который идет на сделку с русскими исключительно в погоне за безопасным миром без ядерного оружия. В результате чего, в-третьих, возникают опасения, что сближение с Москвой идет в ущерб безопасности Чехии, или приведет к ослаблению американского военного присутствия (ядерного и конвенционного) в Европе.

Не так страшен черт, как его малюют

Однако эти аргументы по форме напоминают сэндвич, где слой рациональности зажат между субъективными точками зрения. Конец противоракетной системы Буша на самом деле был обязательным условием начала переговоров по разоружению с Москвой. А вот то, что поляки в новой стратегии Обамы должны были, по сравнению с нами, играть гораздо более существенную роль, это уже чешская проблема. Одобрил ли бы наш парламент ракеты, если через него не прошел даже радар? Американцы знают ответ. Они ведут переговоры с тем, с кем можно добиться результата.

Страх, что в «мире Обамы» США и союзники откажутся от ядерного оружия, чтобы потом их могла шантажировать какая-нибудь подлая страна, намеренно игнорирует то, что Обама ничего подобного не предполагает. Он, наоборот, ясно сказал, что «пока такое оружие будет существовать, США оставят действующий арсенал для предотвращения угроз и гарантии защиты союзников».
 
Более существенными являются страхи, что будут задеты интересы Чехии в области безопасности. Потому что после СНВ, который касался стратегического арсенала, следующий договор США и России должен быть направлен на тактическое ядерное оружие, тогда Москва станет говорить о том, чтобы его убрали из Европы или снизили число конвенционных сил на стороне Запада. И то, и другое по праву рождает в Чехии неуверенность и неопределенность. Так что же для нас лучше? Стоять в стороне или получить хоть какой-то шанс повлиять на результат? И даже если бы это был просто прагматический расчет, Чехии следовало бы принять тот факт, что Обама продолжит свои инициативы по разоружению. И тогда в принципе есть только две возможности: или чешское  демонстративное несогласие, конечно, не будет услышано, или в рамках сотрудничества может быть услышано хоть что-то. 

Атом и чешский интерес

Пражская повестка дня Обамы, помимо разоружения и военных задач, направлена еще и на мирное использование атома, на «поддержку безопасной атомной энергии». Это область, которая после кризиса в японской Фукусиме приобрела огромное значение и в которой Чешская Республика должна принимать активное участие. Если учитывать сомнения наших европейских соседей относительно атома, в интересе Чехии попробовать вынести эту проблематику на более строгий, регулируемый Соединенными Штатами глобальный дискуссионный форум.

И даже только ради этого Чехия должна принять Пражскую позицию Обамы. Необязательно со всем соглашаться. Но в то же время больше нельзя оставаться в стороне.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.