На прошлой неделе Владимир Путин посетил Брюссель, за день до того, как Николя Саркози отправился с визитом в Анкару. Так что же сказал Путин представителям европейской власти (комиссарам и дипломатам)? Если говорить кратко, то следующее: волнения в Северной Африке вполне могут привести к формированию враждебных вам правительств, и подобная нестабильность только усилит вашу зависимость от российских энергоресурсов. Другими словами: вы должны сделать из происходящего верные выводы.  

И что же сказали турки президенту Франции? «Мы – настоящие герои арабских революций! Смотрите: все эти страны равняются на нас!» Другими словами: не смейте не принимать нас всерьез. Таким образом, французская и европейская дипломатии, которые в настоящий момент сосредоточены на риске возникновения хаоса в Северной Африке, не могут не обращать внимания на турецкую игру в Средиземноморье и российскую игру на Кавказе.

Если возникнут масштабные волны иммиграции, то они пройдут по территории Турции и достигнут Европы через Грецию. Значит, либо турки распахнут свои двери, либо закроют их на замок. Турецкая эмиграция уже является основной причиной того, что ни канцлер Германии, ни президент Франции не желают вхождения Турции в Европейский Союз. В то же время Анкару можно рассматривать исключительно как стратегического партнера, что объясняет ту роль, которую доверил ей Николя Саркози в рамках «двадцатки».

В течение всей холодной войны Турция была верным и стратегическим союзником НАТО (она служит источником воды на Ближнем Востоке и транзитным государством для идущих с Кавказа нефтепроводов), сохраняя верность наследию основателя современного турецкого государства Кемаля Ататюрка. Речь шла о режиме демократии под надзором армии. Тем не менее, с 2000-х годов исламской «Партии справедливости и развития» удалось сначала добиться избрания, а потом и большинства мест в парламенте. В результате военные лишились всех своих прерогатив. 

С этого момента внешняя политика Турции изменила свое направление. Американцам пришлось просить разрешение (причем его выдавали отнюдь не всегда) на использование территории страны в качестве перевалочного пункта на пути в Ирак и Афганистан. Кроме того, Анкара разорвала отношения с Иерусалимом. Ярчайшим проявлением этого двухстороннего кризиса стала ситуация вокруг кораблей, которые отправились из турецкого порта на прорыв блокады Газы в мае 2010 года. Израильтянам пришлось открыть огонь. Направившаяся в Газу флотилия стала важным символом, символом стратегического поворота. Те же самые корабли (или сотни других) могут в один прекрасный день отправиться в ином направлении и привезти к европейским берегам арабских беженцев. То, что они считают Турцию образцом для подражания, проливает свет на возможное будущее средиземноморского региона. В перспективе развития внутренней напряженности Анкара, вчерашний и нынешний союзник, может стать «крупнейшей помехой» для интересов Европы.

Это выражение употребил один из наших лучших геополитических аналитиков Жан-Бернар Пинатель (Jean-Bernard Pinatel), который ушел из армии в экономику и выпустил на днях перспективное исследование под названием «Россия: жизненно важный альянс» (Russie, alliance vitale, издательство Choiseul). Союз с Россией вновь становится необходимостью. Именно это пытается сказать Владимир Путин европейцам в период растущей нестабильности на Ближнем Востоке. Причем не только потому, что у нее есть нефть, но и из-за ее связей и близости со странами региона.  

Генерал Пинатель приводит слова адмирала Кастеля, основателя Института высших исследований национальной обороны, который сделал следующее заявление в 1956 году после XX съезда КПСС: «Если Россия вернется к своей исконной роли бастиона Европы, нужно оказать ей поддержку, а не создавать препятствия со нашей стороны… Нужно понимать ситуацию в России. Такие «евразийские» монолиты являются своего рода несжимаемой жидкостью, которая передает давление и колебания от Тихого океана к Средиземному морю и обратно».  

России приходится иметь дело с радикальным исламизмом даже внутри собственных границ. Мусульманское население (не иммигранты) составляет там 20 миллионов человек, то есть 15% от общего числа жителей. Кроме того, Россия является мостом в Афганистан и сохраняет непрочные, но полезные связи с безумными иранскими лидерами, а также заметное влияние на Ближнем Востоке. В течение четырех веков Османская и Российская империи вели между собой непрекращающуюся борьбу. Ключи от восточных врат Европы по-прежнему принадлежат Турции и России. Европейцы заинтересованы в том, чтобы перекрыть дорогу радикальным движениям, и в этой связи вполне логично, что Франция решила в знак доверия продать России многоцелевые десантные корабли типа «Мистраль».   

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.