В пятницу пресс-секретарь правительства дал прошедшему на этой неделе визиту российского президента Дмитрию Медведеву — десять баллов из десяти. Не приходится сомневаться в важности (как символической, так и реальной) приезда столь высокого гостя, ведь глава российского государства был у нас впервые.

За поднимающей голову Россией «ухаживают» страны намного более могущественные, чем Кипр, в том числе и многие наши партнёры по Европейскому Союзу — их привлекают богатейшие запасы газа и состоятельнейшие олигархи, ведь на дворе эпоха экономии как энергоносителей, так и денег.

Так что присутствие на острове президента Медведева, без сомнений, стало для президента Димитриса Христофиаса большой удачей; заключено множество контрактов, вместе с президентом приехала целая свита представителей деловых кругов, и всё это очень сильно подстегнуло экономическое развитие и международное финансовое положение острова в ту пору, когда мы изо всех сил пытаемся вылезти из рецессии.

Многим очень не нравится, что Христофиас был открытым коммунистом, учился в СССР и выражает безоговорочное восхищение Россией. Большинство обозревателей, однако, признаёт, что между его идеологическими воззрениями и политическими действиями как президента капиталистической страны Евросоюза есть большая разница, и даже самые радикально настроенные его критики, скорее всего, не будут негодовать по поводу эксплуатации им этой символики ради привлечения российских инвестиций и политической помощи.

Не может быть сомнений и в том, насколько Россия важна для острова с экономической точки зрения. Российские инвестиции занимают всё более важное место в таких отраслях, как банковское дело, энергетика, финансовые услуги и недвижимость; их объём за последние пять лет превысил двенадцать миллиардов евро. За этот же период инвестиции Кипра в Россию достигли тридцати семи миллиардов, преимущественно в форме реинвестирования оффшорных средств, размещённых на Кипре.

Но была опасность, что это прекратится: Россия всё в большей степени недовольна тем, что островом россияне пользуются для уклонения от налогов, а кипрские власти обвиняют в нежелании вступать в адекватные партнёрские отношения с налоговыми службами России. Подписанное на этой неделе ключевой важности соглашение о двойном налогообложении наконец сняло с Кипра угрозу внесения в чёрный список: оба президента подчеркнули, что теперь дальнейшее расширение экономического сотрудничества будет стимулироваться прозрачностью.

«Наше сотрудничество в экономическом секторе динамично развивается», — сказал Медведев, добавив, что это «не улица с односторонним движением». Христофиас же подчеркнул динамизм в развитии отношений, сказав: «Я с удовлетворением отмечаю развитие порыва к углублению и расширению ныне существующих связей в области экономики, торговли, туризма и взаимных инвестиций».

На протяжении недели правительство в не меньшей мере стремилось подчеркнуть политическую значимость визита и его важность для проблемы Кипра. Россия «вновь подчеркнула верность своим принципам касательно кипрской проблемы», как сказал пресс-секретарь правительства, добавив к этому, что Россия может оказать давление на Турцию в этом вопросе. Визит показал, что «Кипр пользуется поддержкой на мировой арене», добавил министр иностранных дел.

В этом отношении можно позволить себе некоторый скептицизм. Сказанное Медведевым по этому вопросу было настолько нейтральным, насколько это вообще возможно. По его словам, Кипр может не опасаться связей России с Турцией, а позиция России по Кипру останется неизменной; подчёркивалось, что Москва поддерживает «объединение страны на условиях единого суверенитета и двух общин». Осуждения Турции не было, оккупационные войска не упоминались.

Не будем темнить: Россия, конечно, не будет принуждать Кипр к принятию нежелательного решения (в отличие от США), но не будет и принуждать Турцию делать уступки Кипру. Не будем забывать, что, при всей символичности визита, для Москвы отношения с Турцией во всех отношениях важнее отношений с Кипром. Гораздо вероятней, собственно, что давить на Анкару будет Вашингтон, потому что он гораздо в большей степени заинтересован в том, чтобы проблема острова была решена.

При всей удовлетворённости помощью России мы не должны забывать, что узел кипрской проблемы развяжет не Москва. Это в Евросоюзе и в Вашингтоне решение этой проблемы считают необходимым, и как бы кто к этому ни относился, но именно они будут подталкивать к решению и Кипр, и Турцию.

Нет сомнений в важности нашего экономического партнёрства с Россией — партнёрства, движимого взаимной заинтересованностью. Но было бы тяжёлым заблуждением видеть в России силу, которая спасёт нас в политическом смысле, видеть в ней противовес давлению, которое, возможно, окажут на нас некоторые наши европейские партнёры. Германия, например, может позволить себе вызывать раздражение у европейских партнёров, развивая тесные отношения с Россией. А, например, Кипр позволить себе этого не может — мы должны помнить, что в первую очередь мы — страна Европейского Союза. 

Наши лидеры празднуют пятидесятилетие провозглашения независимости острова. В это время неплохо было бы им вспомнить, что малые страны, которые хотят переиграть сверхдержавы, всегда проигрывают. Кипр понял это, когда в ранние годы существования республики заигрывал с Советским Союзом на пике «холодной войны» и остался ни с чем в 1974-м.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.