Кристина Курчаб-Редлих, польская журналист и юрист, является известным экспертом в российской и, в частности, чеченской тематике. Она хорошо осведомлена о подробностях дела Ахмеда Закаева. В 2003-м помогала Анне Политковской попасть на судебные заседания в деле опального чеченского политика, на которых ее российская коллега выступала свидетелем. За плечами у госпожи Курчаб-Редлих около 14 лет, проведенных в России; две книжки, посвященные этой стране, - "Пандрешка" и "Головой в стену Кремля", документальный фильм о ситуации в Чечне. Чеченская организация "Эхо войны" совместно с Хельсинским союзом выдвигали в 2005-м ее кандидатуру на соискание Нобелевской премии мира.

До недавнего времени Ахмед Закаев свободно передвигался по всей Европе, в Польше он бывал много раз. Никто его не задерживал, никаких требований со стороны России не было. В этот раз под Варшавой состоялся чеченский конгресс, в связи с чем вдруг появился российский запрос о его задержании. Говорят о том, что есть международный ордер на его задержание. И это уже первое вранье, так как ничего подобного давно уже нет. Обратимся к хронологии событий.

В 2002 году Россия прислала подобный ордер в Копенгаген, где тоже происходил чеченский конгресс. В нем было множество неточностей, и Дания отклонила его. В течение 2003-го в этой скандинавской стране продолжался судебный процесс относительно требования России осуществить экстрадицию Закаева. Перед судом предстало около 200 свидетелей, среди которых были журналист Анна Политковская, правозащитник Сергей Ковалев. В итоге все обвинения в адрес Закаева были отклонены. Многие из них опирались на свидетельства, полученные с применением пыток. Человек, который был главным свидетелем обвинения, точно рассказал, где его схватили, где подвергали пыткам и чего от него требовали. В конце концов, он стал свидетелем защиты. Вообще те, кто выступал перед свободным судом, зная, что не вернутся в Россию, открыто рассказывали о пытках, которые применяли против них. Тамошний судья не очень хотел верить в то, что запрос Генеральной прокуратуры РФ может основываться на сфальсифицированных доказательствах, поэтому и понадобился целый год, чтобы оправдать Ахмеда Закаева. После этого Великобритания предоставила ему политическое убежище. Таким образом, ордер Интерпола больше не действует. И юридических оснований вести международный розыск этого человека нет.

Это было подтверждено в 2004-м, когда чеченский политик появился в Германии и выступил в Бундестаге. На запрос российской стороны представитель Интерпола тогда ответил, что с того момента, как господину Закаеву был предоставлен статус политического беженца, оснований для его розыска нет. Дальше он передвигался свободно, никаких замечаний к нему не было. В 2006-м снова возникли проблемы. Но тогда министр иностранных дел Франции Бернар Кушнер снова отклонил претензии к Закаеву: после суда и оправдательного приговора оснований для его задержания не существовало.

Мы наблюдали фантастическую ситуацию: с одной стороны, польская власть выдает Закаеву визу и пропускает через границу. А с другой - он вдруг становится объектом охоты. Лишь в этом году Ахмед Закаев трижды посетил Польшу. Визит в связи с проведением конгресса был четвертым. Польское посольство, как всегда, спокойно выдало ему визу. Представитель МИД Польши выступил и сказал, что оснований для запрета господину Закаеву пересекать польскую границу нет. Уже потом, когда он здесь появился, начали происходить странные вещи. Чеченский политик немедленно попросил своих друзей найти ему адвоката, с которым он мог бы пойти в польскую прокуратуру. Но по дороге туда его задержала тамошняя полиция, чтобы торжественно провести по нескольким улицам и отдать в руки прокуратуры, хотя он и сам в нее направлялся. Допрос длился шесть-семь часов. Материалы в его деле, полученные из России, даже не были переведены на польский язык.

Это были те самые документы, которые в 2002-м Россия прислала Дании. В них не было внесено никаких изменений или дополнительных обвинений. Адвокат Закаева подготовил решение британского суда, все данные из Великобритании. Прокуратура Польши утвердила решение, что все же по польским законам дело надо передать в суд - для ареста необходимо его решение. В свою очередь, польский суд не принял этого дела к рассмотрению, ссылаясь на то, что Польша является членом ЕС, а потому то, что является законным в одной стране Евросоюза, законно и в ней. Итак, оказалось, что нет никаких оснований задерживать или употреблять какие-то другие предупредительные меры. Закаев из суда вышел как свободный человек и полетел в Великобританию . Польский премьер-министр Дональд Туск сказал, что Ахмед Закаев экстрадирован не будет.

Эту задумку относительно Закаева, который прибывает в Польшу, можно описать русской метафорой "проверка на вшивость". Потепление в польско-российских отношениях началось с польской стороны, Россия на такую инициативу ответила. Она хотела проверить, как далеко это потепление пошло. Конечно, дело Закаева поставило польское правительство в неудобное положение. Мне кажется, что это была одна из целей российской стороны. Так она хотела подвергнуть наказанию польскую власть только за то, что та разрешила проведение чеченского конгресса в Польше. Россияне указывают на то, что разрешение дал предыдущий президент. Дескать, это такая подброшенная "гнилая утка". Но это не так. Действующее правительство также очень хорошо знало, что будет проводиться такой конгресс. Министр иностранных дел Радослав Сикорський сказал, что Польша - свободная страна, поэтому здесь могут проходить подобные конгрессы. Главное, чтобы это не противоречило польским законам. Но зачем полиция стала на уши, чтобы повредить людям, которые приехали на конгресс? Зачем она задерживала их, чтобы потом отпускать? Однако, так или иначе, конгресс состоялся.

С российской стороны все было хорошо подготовлено. За два месяца до конгресса представитель Интерпола при МВД РФ еще раз направил властям Великобритании  требование выдать Ахмеда Закаева. Но на пресс-конференции он же подтвердил, что иностранные коллеги в Интерполе, т.е. представители других государств, утверждают, что задержать его нельзя, так как он имеет статус политического беженца. Так что российская сторона была прекрасно проинформирована о том, что даже речи быть не может о задержании или выдаче Закаева. Зачем они присылают эти запросы в Британию, в другие страны, если о международном розыске воббще не может идти речи? Это розыск, который осуществляет только Российская Федерация.

История с Закаевым показывает, какой иллюзией для польской стороны может оказаться любое потепление в отношениях с Кремлем. Россия хочет показать, кто здесь хозяин. Следует также учитывать  то, что Польша уже играет большую роль в ЕС. И она могла бы стоять там на страже российских интересов. Так могут думать в Москве. Интересы интересами, а принципы демократии у нас все же еще остаются. События вокруг конгресса стали настоящим землетрясением. Единственным позитивом является то, что все услышали о Конгрессе чеченцев, о которых успели забыть.

Перевод: Антон Ефремов

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.