У концепции глобализма есть свои сторонники и свои критики, свои преимущества и свои минусы, но нет сомнений в том, что речь идет о подходе к «управлению миром», который принят/навязан не только как доминантный, но и как единственный. Разумеется, современная экономика как таковая может существовать только в рамках глобализма. Изменение этой концепции потребовало бы больших трансформаций — вертикальных и горизонтальных, но пока система «функционирует», то есть пока транснациональный капитал зарабатывает, никто во власти не поставит эту концепцию под сомнение. Тем не менее проблемы накапливаются. Всеобщая, практически тотальная, взаимозависимость экономик приводит к тому, что проблемы распространяются по миру со скоростью вируса или еще быстрее.

Любая проблема в одной из крупнейших экономик мира отражается на всем мире по принципу «один чихнул, а заболели все». Так было и в 2008 году, когда в США разразился крупный финансовый кризис, который разорил весь мир и сделал миллионы людей бедными (многие до сих пор не выбрались из бедности, и для них этот кризис стал перманентным). Сегодня большая проблема, экономическая и энергетическая, выросла в Китае. Мы все заметим замедление китайской экономики, и для начала достаточно одного только сообщения об этом, чтобы мир сковал страх. Прежде всего мы ощутим на себе текущий глубокий энергетический кризис в Китае, поскольку от него, опосредованно, в мире зависит многое.

Китайский энергетический кризис продолжается уже несколько месяцев. Еще в июне начались периодические отключения электричества, и ситуация ухудшается. Тем временем энергетический кризис ударил по Европе, и причины схожи и связаны. Дело в том, что и Европа, и Китай решили воплотить в жизнь идею о снижении зависимости от ископаемых видов топлива и уже предприняли определенные шаги в этом направлении. Этот процесс перехода на возобновляемые источники энергии, конечно, важен для сохранения Земли и жизни на ней, но было бы наивно думать, что подобные шаги не повлекут последствий. Сокращение объемов электричества, вырабатываемого из ископаемых энергоносителей (нефти и газа), привело к исторически низкому уровню запасов этих энергоносителей. К этому прибавились еще и весьма хаотичные меры по борьбе с текущей пандемией коронавируса.

Можно было предвидеть, что западные страны, главные потребители всего произведенного в Китае, не слишком обдуманно и поспешно приступят к открытию экономик. Трудно сказать, ориентируются ли они при этом на здравоохранение, ведь, судя по цифрам, опасность коронавируса еще не миновала (несмотря на вакцинацию). Но экономики открывают, поскольку точно известно, что если этого быстро не сделать, начнется их массовый обвал. Даже можно сказать, что мы видим очередное паническое спасение системы, которая давно демонстрирует массу противоречий, вызывающих сомнения в необходимости ее спасать. Но это тема для другого разговора.

Активное открытие экономик вылилось, разумеется, во взрывной рост спроса и в дефицит почти во всех отраслях. От Китая ждали, что он, как всегда в последние десятилетия, произведет все, что нужно западным рынкам. Китай, который трансформировался в одно огромное предприятие (пока еще неидеально сбалансированное), взялся за работу, но все как-то забыли, что в этом процессе не обойтись без энергоносителей, главной составляющей производства. Теперь это понятно, но неизвестно, кто должен спасать ситуацию!

Предложение и спрос сделали свое дело, и цены на уголь и природный газ взлетели до рекордных значений как раз в тот момент, когда температура по всему Китаю начала резко падать. Многие производства и домохозяйства по всему Китаю могут остаться вообще без тепла и электричества, если температура опустится ниже ноля.

Более чем в десяти китайских провинциях ситуация уже тяжелая. В некоторых регионах предприятиям предписано останавливать работу на несколько дней в неделю (понятно, что это спровоцирует дополнительный хаос в мировой логистической цепочке).

Конечно, не исключено, что все это будет иметь для Китая еще и политические последствия, что, конечно, очень обрадует некоторых его соперников. Китайские граждане, в свою очередь, не довольны ситуацией и особенно тем фактом, что электричество отключают без предупреждения на несколько часов и даже дней. Продажи компаний, которые продают генераторы в Китае, стремительно растут, и некоторые из них уже продали все свои запасы.

Что предпринимают китайские власти? Они, ожидаемо, распорядились значительно увеличить производство угля. Более ста шахт в ускоренном порядке получили разрешение на увеличение добычи. Акции крупных добытчиков угля в Китае, таких как China Coal Energy и Shanxi Coking Coal Energy, выросли в цене в этому году почти в два раза.

Кроме того, Пекин решился на беспрецедентную либерализацию цен электроэнергии. До сих пор власти старались жестко регулировать этот рынок, но из-за таких мер некоторые электростанции прекращали свою работу, так как продолжать ее им было просто невыгодно (из-за быстро растущих цен на энергоносители). Теперь в соответствии с новым решением стоимость электроэнергии может отклоняться на 20% от базового уровня, а для энергоемких видов производства, в том числе стали и цемента, цену будет полностью определять рынок. Ограничение в виде 20% там не действует.

Разумеется, это означает, что промышленности, а также самим китайским гражданам придется больше заплатить за электричество. И снова глобализация сделает свое дело, и подобная ситуация быстро распространится из Китая на другие части света, прежде всего на Европу.

Мир привык к тому, что Китай производит все по приемлемым ценам, и к тому, что за любым китайским изделием, которое, производись оно в другом месте, стоило бы куда дороже, кроется одна константа, которой больше нет, — дешевая китайская энергия.

Что может сделать Китай для того, чтобы эта ситуация сейчас не спровоцировала глубокий глобальный кризис? Большой вопрос, можно ли вообще что-то сделать, но теоретически Китай мог бы увеличить импорт энергии (а значит, ее не хватит каким-то другим рынкам, например Европе). В любом случае, на какое-то время можно забыть о переходе на чистую энергию и о сокращении выбросов углекислого и других газов.

При этом именно суровые погодные условия в этом году в Китае (и в других регионах) весьма способствовали энергетическому дефициту (особенно разрушительные наводнения). Такая вот трагическая ирония судьбы.

Страны всего мира на протяжении многих лет воспринимали энергетическую безопасность, свою и чужую, как должное. Китайская, разумеется, не исключение! Теперь же энергетика, которую долгое время обсуждали только с точки зрения того, чистая она или грязная, показывает еще одну свою опасную сторону — дефицит.

Скажу так. Энергия — это базовая движущая сила всего, что нас окружает, и в конечном счете — всей нашей цивилизации. Возникновение так называемой энергетической бедности повлечет за собой столько проблем, что их невозможно перечислить. Вот только некоторые: рост безработицы, ограничение подачи электроэнергии, инфляция, усугубление проблем в логистике и в конечном итоге смерть.

Сейчас можно много говорить о том, как нужно изменить условия в мире, бороться с неукротимым потребительством, открывать местные производства… Но для этого потребуется время! Сейчас мы уже находимся в ситуации, через которую вынуждены будем пройти, желательно с минимальными потерями, хотя контролировать ее, что опять-таки типично для глобализма, мы, люди и государства, можем минимально.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.