В Европе раздают все больше пакетов субсидий из-за того, что цены на природный газ стремительно растут. В скором времени энергетический кризис затронет и продовольственную отрасль. А Газпром в это время настаивает, чтобы одобрили его газопровод. По словам Кремля, благодаря этому цены на газ для европейцев снизятся.

На европейских рынках что-то пошло не так — теперь такими энергоносителями, как природный газ и электричество, там торгуют как акциями на биржах. С начала года цена на природный газ выросла почти втрое, а на прошлой неделе цены иногда подскакивали более чем на 10% за день.

Учитывая перспективы холодной зимы в Европе, небольшие запасы газа и растущий глобальный спрос на него, и ЕС, и Великобритания все быстрее несутся к энергетическому кризису.

И хотя «идеальный шторм», способствующий повышению цен, формирует целый ряд факторов, многие считают, что Россия намеренно способствует кризисной ситуации, желая использовать ее в собственных интересах в ближайшие месяцы.

«Прямо сейчас мы переживаем весьма неудачное стечение обстоятельств, при котором Россия могла бы повыкручивать Европе руки», — говорит Трине Виллумсен Берлинг (Trine Villumsen Berling), старший научный сотрудник из Датского института международных исследований.

Холодная зима и теплое лето

Для начала назовем несколько факторов, из-за которых цены подскочили до небес.

После нескольких лет снижения цен, которое резко усугубилось с началом жестоких коронавирусных карантинов в 2020 году, в конце лета того же года цены на природный газ начали потихоньку подниматься. Когда в этом году мировая экономика всерьез начала восстанавливаться после пандемии, рост цен стал набирать скорость.

Это объясняется тем, что природный газ используется не только для отопления, но и для производства электричества, на котором, например, работает промышленность по всему миру. Это также формирует контекст, на фоне которого цены на электричество в некоторых частях Европы так резко выросли в последние месяцы.

Если посмотреть на потребление природного газа в Европе, то в первые месяцы 2021 года оно было относительно высоким из-за холодной зимы. С другой стороны, последовавшее за этим лето оказалось значительно жарче, чем в предыдущие годы, так что для охлаждения зданий потребовалось больше электроэнергии, чем обычно.

В то же время ветер был значительно слабее, чем ожидалось, а значит, Европа получила меньше электричества от ветряков. Компенсировалось это за счет электричества, полученного от природного газа, а значит, европейские газовые запасы не пополнились за лето так, как это бывало раньше.

По данным Европейской комиссии, хранилища газа ЕС заполнены сейчас на 72% — для сравнения, в это время года они обычно заполнены на 92%.

Помимо того, что европейцам нужно снова заполнить свои хранилища, многие страны — в том числе и за пределами Европы — воплощают стратегию, направленную на переход с угля на газ, с целью снизить выбросы CO2 в воздух. Это тоже увеличивает спрос на газ.

В ЕС цену на природный газ для потребителей увеличивает также то, что, наконец, начала работать Система торговли квотами на выбросы парниковых газов, которая подразумевает, что те, кто ответственен за выбросы CO2, должны покупать для этого квоту. А цены на квоты за последний год выросли более чем вдвое.

Одновременно с тем, что увеличился спрос на газ, в Европе по сравнению с предыдущими годами уменьшилось его предложение.

Именно этот пункт и привлекает интерес к России и государственной компании Газпром, которая обеспечивает примерно 40% газового импорта ЕС.

Сознательное ценовое давление

Ранее в этом месяце в Балтийском море были стыкованы последние фрагменты принадлежащего Газпрому трубопровода «Северный поток — 2». Сейчас немецкие власти приступили к процедуре окончательного одобрения газопровода, которая, возможно, продлится до четырех месяцев, и во время которой должна быть принята во внимание позиция Европейской комиссии.

На прошлой неделе 40 членов Европейского парламента направили комиссару ЕС по конкуренции Маргрете Вестагер (Margrethe Vestager) и комиссару по энергетике Кадри Симсон (Kadri Simson) просьбу провести расследование по поводу «манипулирования рынком» со стороны Газпрома.

Парламентарии отмечают, что, во-первых, Газпром не зарезервировал дополнительные мощности трубопроводной сети, которая, в частности, идёт через Украину, чтобы отправить газ в Европу в этом году. Во-вторых, упало производство на заводе Газпрома на полуострове Ямал в Сибири.

И, в-третьих, Газпром «отказался» помочь Европе пополнить запасы в преддверии зимы, хотя у него есть возможность увеличить поставки.

«Все эти факторы вызывают подозрение, что рекордно высокий рост цен на природный газ в Европе в последние недели может быть прямым результатом преднамеренных рыночных манипуляций Газпрома (…) с целью повышения цен на газ», — написали они.

«Это вызывает подозрения о преднамеренных попытках Газпрома оказать давление на Европу, чтобы та согласилась на немедленный запуск газопровода „Северный поток — 2"», — написали парламентарии.

Среди них и Пернилле Вайсс (Pernille Weiss), которая, однако, признает, что доказательств, что Россия или Газпром сознательно используют ситуацию, нет.

«Но почему бы им и не использовать ее? Нам в Европе нужна энергия, а Россия много лет пыталась дестабилизировать ЕС и подорвать программу перехода на экологичные источники. А это просто еще один способ. Я яростный противник Северного потока — 2. Мы не должны становиться еще более зависимыми от России», — говорит она

«Северный поток — 2»

Газопровод идет из России в Германию. Большая часть акций принадлежит Газпрому, который контролируется российским государством.

6 сентября компания сообщила, что трубопровод смонтирован. 8 сентября власти Германии начали процесс окончательного утверждения, который может занять до четырех месяцев.

В процессе принятия решения немецкие власти должны проконсультироваться с Европейской комиссией.

Северный поток-2 рассчитан на поставку 55 миллиардов кубометров газа в год, что соответствует всему импорту Франции или половине импорта Германии.

Газпром отрицает все обвинения в манипуляциях рынком и гарантирует, что компания будет выполнять обязательства по договорам с Европой.

Ранее в этом месяце, однако, пресс-секретарь российского президента Владимира Путина без обиняков констатировал:

«Безусловно, скорейший ввод Северного потока — 2 существенно сбалансирует ценовые параметры на природный газ в Европе».

Матеуш Кубяк (Mateusz Kubiak), старший аналитик польского консалтингового агентства Esperis, также считает, что у России может быть мотив использовать общий кризис, чтобы надавить на Европу и ускорить окончательное одобрение Северного потока — 2.

«Конечно, из-за рыночной ситуации россияне будут оказывать давление на европейские власти, как на политиков, так и на чиновников, чтобы пустить газ по Северному потоку — 2 как можно быстрее», — говорит Кубяк.

Но Трине Виллумсен Берлинг из Датского института международных исследований предпочитает использовать выражение «идеальный шторм».

«Есть длинный список „естественных причин", которыми объясняется кризис — например, мы потратили газа больше обычного. И, конечно, Россия — может, она и приняла стратегическое решение отправлять меньше газа в Европу, чтобы подчеркнуть значение Северного потока — 2. Россияне не прочь лишний раз заявить: „мы вам нужны — так одобрите газопровод, который нужен нам". А когда Европе действительно не хватает газа, отказать становится намного сложнее. Это может быть элементом игры. Но ведь сделать нам лето теплее или заставить ветер меньше дуть Россия точно не могла», — говорит она.

Продовольственный кризис продолжается

Частично этот шторм затронул и Данию, поскольку месторождение Тайра не будет поставлять газ до 2023 года из-за реконструкции, которая началась в 2019 году. В 2020 году Дания с помощью природного газа закрывала 13% потребностей в энергии.

Для сравнения: в Испании на природном газе работают около трети электростанций. Здесь рост цен на газ привел к значительному росту цен на электроэнергию, и счета, которые получают потребители, выросли более чем вдвое. Правительство Испании объявило, что вмешается в ситуацию, и так же, как Италия и Франция, готовит миллиардные пакеты помощи. В Великобритании политики тоже серьезно задумались о необходимости подобных мер.

Рост цен на сырье создает большие проблемы для маленьких и средних энергетических компаний, которые заключили со своими клиентами договоры о предельных ценах. Эти компании оказались в ловушке — за этот год закрылось уже семь, а около 40, по имеющимся оценкам, оказались под угрозой банкротства. Правительство не хочет поддерживать компании, у которых нет надежных бизнес-моделей, однако раздумывает над тем, чтобы предоставить государственные займы тем из них, которые принимают проблемных клиентов.

«Речь совершенно не идет о том, что у нас внезапно станет гаснуть свет или люди не смогут обогреть свои дома», — сказал министр предпринимательства, энергетики и промышленной стратегии Великобритании Квази Квартенг (Kwasi Kwarteng), выступив перед парламентом с брифингом.

В то же время последствия кризиса начинают распространяться на другие отрасли.

Из-за высоких цен на природный газ в последние недели закрылись несколько производителей удобрений в ЕС и Великобритании. Помимо негативного эффекта, который это окажет в долгосрочной перспективе на сельское хозяйство и производство продуктов питания, кризис моментально сказался на бойнях. Здесь углекислый газ, получаемый как побочный продукт, используется для умерщвления свиней и птицы перед убоем, и его нехватка угрожает парализовать производственные цепочки.

Углекислый газ используется также, например, для производства пищевой упаковки, газированных напитков и пива.

«Цепочки поставок оказались под сильнейшим за последние 40 лет давлением», — рассказал BBC Ян Райт (Ian Wright), исполнительный директор британской торговой ассоциации производителей продуктов питания и напитков.

«Если не будет найдено решение, потребители уже через 10 дней начнут замечать нехватку товаров», — сказал он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.