Для одних это лишь отвлекающий маневр ради завершения строительства проблемного газопровода «Северный поток — 2». Для других возможная транспортировка водорода — реалистичный план Б для одного из самых больших инфраструктурных проектов Европы, в который уже вложены миллиарды евро.

Как минимум с момента приостановки строительства «Северного потока — 2» из-за санкций США обсуждается возможное перепрофилирование балтийского газопровода. В этом заинтересованы не только Россия и ее полугосударственный энергетический гигант Газпром. Представители немецкой экономики также высказываются за транспортировку водорода по газопроводу.

Глава лейпцигской газовой компании VNG AG Ульф Хайтмюллер (Ulf Heitmüller) проявил интерес к этой идее на Российско-Германском сырьевом форуме. Марио Мерен (Mario Mehren), директор российского представительства немецкого энергетического концерна Wintershall Dea, также заявил в марте в одном из интервью, что его компания сотрудничает с Газпромом и изучает «возможность использования существующей газовой инфраструктуры для транспортировки водорода».

На первый взгляд идея хорошо вписывается в европейскую мечту о переходе на водород. Водород играет важную роль в достижении поставленных Европой климатических целей. Прежде всего он должен стать более чистой альтернативой для отраслей промышленности с высокой эмиссией СО2, которые пока в значительной степени зависят от ископаемых энергоносителей. Но вопрос, сможет ли Россия стать поставщиком водорода, и какую роль при этом будут играть газопроводы типа «Северного потока — 2», остается открытым.

Транспортировка возможна, но продукт нежелателен

По крайней мере, технически транспортировка водорода по современным газопроводам типа «Северный поток» или «Северный поток — 2» возможна — таково мнение экспертов. «Потенциал для таких поставок, бесспорно, существует», — считает, например, Юрий Мельников, газовый аналитик Московской высшей школы менеджмента в Сколкове. «Исследования Газпрома и VNG показывают, что современные газопроводы типа „Северный поток" способны транспортировать от 70 до 80% водорода в смеси с природным газом», — говорит Мельников. У более старых газопроводов, по его словам, этот показатель составляет 20%. Эксперт считает, что Европейская зеленая сделка, цель которой — к 2050 году сделать ЕС климатически нейтральным, угрожает российской энергетике, живущей продажей ископаемых энергоносителей, таких как газ. «Водород — очевидный ответ на эту угрозу».

С российской точки зрения, одна из возможностей — это получение так называемого «голубого» или «бирюзового» водорода. Для этого в зависимости от метода природный газ (голубой) или метан (бирюзовый) расщепляют на водород и СО2 (голубой) или твердый углерод (бирюзовый). Эти побочные продукты должны затем храниться с соблюдением экологических норм — например, путем закачки СО2 в опустошенные подземные полости. Однако энергию для процесса расщепления придется получать от сжигания природного газа. В отличие от этого метода, «зеленый» водород получают при расщеплении воды, в этом производстве используют только возобновляемую энергию.

Производство «голубого» водорода можно организовать в Германии. С точки зрения Газпрома, это самое элегантное решение, потому что уже имеющуюся инфраструктуру, включая трубу на дне Балтийского моря, после незначительных доработок можно будет использовать и дальше, а по газопроводу будет поступать газ. Кроме того, газовые компании в Сибири обрели бы вторую жизнь как поставщики сырья для водородной промышленности.

Однако в этом деле есть одно «но». «Проблема заключается в еще не ясном законодательстве», — говорит Александр Гривач, заместитель директора близкого к Газпрому Института национальной энергетической безопасности. При этом речь идет не о формальностях: спорный момент — «цвет» водорода, то есть его климатическая безопасность. Германия хочет импортировать только «зелёный» водород, в то время как другие страны ЕС согласны и на «голубой». Еще одна проблема — еще не полностью отработанные технологии для производства водорода. «Подобные продукты — дело довольно далекого будущего», — считает эксперт Гривач.

Без возобновляемых источников энергии дело не пойдет

Если такие страны, как Германия, будут и впредь настаивать на «зеленом водороде», то у России возникнет проблема, ведь возобновляемых источников энергии у нее практически нет. Хотя страна и прилагает усилия для развития отечественных производителей ветрогенераторов и солнечных батарей, но даже планы министерства энергетики предусматривают, что к 2024 году только 1% энергетических потребностей страны должен будет покрываться энергией ветра и солнца. К 2035 году эта доля должна возрасти до скромных 4%.

«У России отсутствует внятная стратегия по возобновляемым источникам энергии как на государственном уровне, так и на уровне энергетических концернов», — таково критическое мнение эксперта в области энергетики Дмитрия Мариничева из рейтингового агентства Fitsch. По его словам, если Россия не предпримет серьезных усилий, то Европа благодаря зеленой энергии и водороду сможет обеспечить конкуренцию российскому газу.

Один из немногих конкретных проектов в России, предусматривающий производство «зеленого» водорода, — совместный проект итальянского энергетического концерна Enel и государственного технологического холдинга Роснано. Партнеры намереваются на первом этапе вложить в дело приблизительно 270 миллионов евро. В декабре 2021 году в Мурманской области недалеко от границы с Норвегией планируется ввести в эксплуатацию ветровой парк. Через пару лет тамошние ветрогенераторы должны будут давать достаточно электроэнергии для производства 12 тысяч тонн водорода для ЕС. Это принесет прибыль в размере 55 миллионов евро в год. Критики проекта, однако, высказывают опасение, что транспортировка водорода по железной дороге может обойтись слишком дорого. Собственной газовой инфраструктуры в регионе нет, а транспортировка по морю еще недостаточно отработана.

Атомная энергия как альтернатива?

Еще одна альтернатива — производство так называемого «желтого» водорода, при котором используется атомная энергия. Но такой водород будет предназначен для экспорта в Японию, а не в ЕС.

Уже есть первые планы: в конце апреля российский ядерный концерн Росатом и французская компания Air Liquide, специализирующаяся на производстве промышленных газов, подписали меморандум, предусматривающий производство водорода на российском острове Сахалин на Дальнем Востоке. По данным Росатома, для этой цели можно применять малые реакторы, которые уже используются на плавучей атомной электростанции «Академик Ломоносов». Газета «Коммерсант» сообщила, что Росатом планирует на первом этапе производить 100 тысяч тонн водорода в год. Для этого понадобятся от четырех до пяти плавучих АЭС типа «Академик Ломоносов».

Мало проектов, много препятствий

Помимо Росатома и Газпрома, в России недавно появилось третье крупное предприятие в лице частного газового концерна «Новатэк», которое как минимум планирует выпускать водород. В марте «Новатэк» заявил, что намеревается рядом с крупным заводом по производству сжиженного газа в городе Сабетта на севере Сибири построить ветроэнергетический комплекс мощностью в 200 мегаватт. Эта электроэнергия могла бы использоваться для производства водорода. За несколько дней до этого компания подписала с немецким энергетическим концерном Uniper заявление о намерении изучить возможность поставок «зеленого» и «голубого» водорода, произведенного «Новатэком», электростанциям Uniper. Однако и это будет возможно лишь в том случае, если ЕС в принципе разрешит ввоз «голубого» водорода.

Но пока планы российских газовых и атомных концерном — не более чем бумажные тигры. Самым многообещающим сценарием считается тот, который предусматривает производство Россией «голубого» водорода и его экспорт в Европу через «Северный поток — 2». Производство предпочитаемого правительством Германии «зеленого» водорода в России вряд ли удастся запустить в ближайшем времени из-за отсутствия внятной концепции его транспортировки и необходимой энергии для его изготовления.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.