В связи со значительным ухудшением наших отношений с Российской Федерацией после истории с Врбетице высказываются различные предположения о том, как это может сказаться на торговле и наших экономических взаимоотношениях вообще.

Закупка Чехией энергоносителей

Многие из тех, кто высказывают подобные предположения, сосредоточены на возможных ограничениях в торговле энергоносителями. На мой взгляд, в этой сфере проблем нет и не будет. Во многом это старый подход к проблеме, которая, конечно, остро стояла в 90-х, когда чешская экономика зависела от поставок энергоносителей с востока. Главное, что не было альтернативных путей их доставки.

Сегодня все совсем не так. Сегодня нефть для чешской экономики поступает по нескольким направлениям. Помимо традиционного трубопровода «Дружба», существует также трубопровод из Ингольштадта, а кроме того, были соединены НПЗ «Швехат» и «Словнафт». Существует также нефтепровод «Адриа». Вообще же нефти на мировом рынке сегодня вполне достаточно, и этим пользуются операторы чешских НПЗ. Они закупают нефть для них у Азербайджана, Казахстана и России, в том числе.

Сегодня торговлю нефтью координирует оператор наших НПЗ, которым является польский полугосударственный концерн «Орлен». Кстати, мы так долго приватизировали наши НПЗ, что из государственных рук они перешли в полугосударственные руки польского «Орлена». Видимо, польское правительство хозяйствует лучше чешского.

Закупки нефти для чешских НПЗ ограничиваются, пожалуй, только одним: чешские НПЗ создавались под российскую нефть марки Urals. Другие типы нефти там тоже можно перерабатывать, но для этого нужны некоторые технологические изменения.

Я полностью исключаю мысль о том, что Россия, реагируя на ухудшение взаимоотношений, откажется поставлять нефть на чешские НПЗ. Зачем это ей? Ведь это бизнес.

Кто отметил, что в прошлом году наш торговый баланс с Россией, прежде всегда дефицитный, изменился, став положительным? Причина состоит как раз в снижении чешских закупок российских энергоносителей, а точнее нефти. Так почему теперь должны возникнуть проблемы?

В принципе то же самое можно сказать о газе. Сегодня природный газ поставляется как по транзитному газопроводу, построенному в 70-е годы, так и по недавно запущенному газопроводу «Газела», соединенному с «Северным потоком». Также существует газопровод «Шторк», который соединяет системы Польши и ЧР. Все газопроводы оборудованы подземными хранилищами газа, вмещающими около трети годового потребления страны. Транзитный газопровод также может работать в реверсном режиме.

Для поставок на территорию ЧР газ закупают несколько частных компаний: «Инноги», «МНД», «ЧЭЗ» и другие — на европейском рынке, куда его отправляют разные страны. Самым крупным поставщиком трубопроводного газа является, разумеется, «Газпром». Ни у кого другого нет таких технических возможностей и, главное, запасов. Неоспоримая выгода природного газа, поставляемого по сети трубопроводов, заключается в его непосредственной доступности.

Кроме того, на европейском рынке появился СПГ, который поставляют с Ближнего Востока, из Африки и США. Кстати, мало кто знает, что крупнейшим поставщиком СПГ на европейский рынок в прошлом году были российские компании «Газпром» и «Новатек». Как раз поэтому Соединенные Штаты и сопротивляются достройке «Северного потока — 2», потому что иначе, кроме как грубым политическим давлением на немецкое правительство, они просто не способны бороться с таким конкурентом. Так что нам, как и Европе вообще, не стоит бояться каких-то серьезных ограничений в поставках от российской стороны, так как в данном случае речь идет, в первую очередь, о бизнесе.

В энергетике у нас есть только одна проблема, и это зависимость от поставок топлива для чешских АЭС, где монопольная позиция принадлежит российскому поставщику «ТВЭЛ». Попытки заменить это топливо продукцией американского «Вестингауза» оказались неудачными. Поставленные топливные стержни при эксплуатации настолько деформировались, что возникал риск не извлечь их из реактора, а это привело бы к его остановке.

Но и в этом случае главную роль играет бизнес, и мысль о том, что кто-нибудь захочет ограничить эти поставки, по-своему абсурдна. Возможно, подобное мерещится только некоторым чешским депутатам. Если бы российская сторона пошла на такой шаг, она подорвала бы доверие к себе, и не только у Чешской Республики, но и у всего мира. Ведь российские реакторы поставляются и в другие страны, и если нечто подобное произошло бы, как о том говорят некоторые чешские депутаты, доверие бы резко упало, и бизнесу пришел бы конец. Я совершенно не понимаю, зачем российским компаниям, работающим с АЭС, это нужно.

Поэтому в энергетике я не вижу серьезных проблем для будущих торговых отношений. Если только мы сами не создадим такие проблемы, отказавшись от торговли с Россией или выставляя бессмысленные условия. Российские технологии получения электроэнергии на АЭС уже давно зарекомендовали себя (система ВВЭР не чернобыльская), и поэтому другие возможные претенденты на достройку АЭС «Дукованы» или «Темелин» по сути не могут с этими технологиями конкурировать.

Некоторым в нашей стране кажется, что нам будет выгодно стать полигоном для непроверенных технологий. Возможно, так считает наш народ, и с этим трудно что-то поделать. Через несколько месяцев состоятся выборы, и нужно найти какие-то доступные и привлекательные темы, но, главное, сделать какие-нибудь сильные жесты. Хуже всего то, что эти жесты делают даже те, кого еще недавно считали беспристрастными специалистами.

Российский рынок для чешского экспорта действительно маргинальный

В прошлом году чешский экспорт в Российскую Федерацию достиг 85 миллиардов крон. Почти треть от этого объема — экспорт автомобильной промышленности. Еще 30 миллиардов приходились на экспорт электротехники, станков и компьютеров. В основном все это продукция филиалов иностранных компаний, работающих у нас. Примечательно (у нас мало кто готов с этим согласится), что русские, например, вполне обоснованно считают «Шкоду» немецкой компанией, и поэтому никаких ограничений на торговлю с ней точно не будет. Для Германии двери на российский рынок открыты настежь.

Для нашей экономики российский рынок малозначителен с точки зрения его доли в общем объеме. Наш экспорт в Россию не превышает двух процентов от общего экспорта. Но важность экспорта на российский рынок заключается не в объеме, а в том, что это один из немногих ближайших рынков, куда чешские компании (без иностранных владельцев или под покровительством иностранного капитала) могут самостоятельно поставлять технологии или части инвестиционных комплексов.

Подобных возможностей (продавать не только железо, но и ноу-хау, проекты и инновации) у чешских фирм не так много. Кроме того, сегодня они ограничены бессмысленными санкциями. Ведь известно, что значительная часть именно чешского машиностроительного экспорта в другие страны Европейского Союза носит характер скорее кооперативных отношений. На российском рынке чешские компании сталкиваются с тем, что российские клиенты считают их продукцию почти сопоставимой по качеству с немецкой, но по цене она дешевле. Поэтому те, для кого цена роли не играет, как правило, отдают предпочтение немецкой продукции.

Ходят разговоры о том, что российская сторона может ограничить экспорт чешского пива. Но давайте опять взглянем на ситуацию реалистично. На российский рынок экспортируется около 400 тысяч гектолитров чешского пива. Кроме того, в России по лицензии производятся некоторые сорта пива, например «Велкопоповицки козел». Чешское пиво занимает на российском рынке малозначительное место, ведь российский рынок пива достигает 80 миллионов гектолитров в год, а значит, чешский экспорт — это полпроцента от российского потребления пива. Кому там вообще интересно чешское пиво?

В год наши пивоварни производят почти 20 миллионов гектолитров. Таким образом, экспорт в Россию — это два процента от годового производства. Конечно, в отдельных случаях ограничения могли бы навредить какому-нибудь производителю. Но я не думаю, что кто-то с российской стороны решится запретить импорт чешского пива. Я не вижу смысла в таком запрете.

Намного больше я опасаюсь того, что потребители по собственной инициативе решат бойкотировать чешское пиво. Но и это не станет для чешских пивоварен столь же серьезной проблемой, как тот факт, что в Чехию больше не приезжают группы иностранных любителей чешского пива и зарубежный туризм вообще прекратился.

Пострадает туристическая отрасль

Принципиальной проблемой, вызванной охлаждением чешско-российских отношений, я считаю ограничения в туристической отрасли. Сокращение штата чешского посольства как зеркальный ответ за высылку российских дипломатов приведет к тому, что консульская служба сможет выдавать значительно меньше виз в ЧР.

В 2019 году нашу страну посетили более 550 тысяч российских туристов, которые провели в Чехии 2,3 миллиона ночей. Если пересчитать, какой доход это принесло чешским отелям и другим сервисам, то получается сумма не менее 15 миллиардов крон, и в основном это заслуга трех направлений: Прага, Карловы Вары, Чески-Крумлов. Некоторые пражские отели, а также рестораны зарабатывали преимущественно на этих туристах.

Если прибавить к этому, что в последние годы в Чехию приезжало до 600 тысяч китайских туристов, а теперь они после «удачного визита» на Тайвань тоже не приедут, то мы увидим, что одна наша отрасль может пострадать весьма серьезно.

Не так давно, например, жители Чески-Крумлов жаловались, что в сезон туда приезжает слишком много туристов и что в центре города трудно живется. Местные власти даже придумали взимать плату за проход в центр города. Думаю, в этом году у них таких забот не будет. Кроме любителей сплавов по реке, никто их не побеспокоит, и тогда условия жизни в городе улучшатся. Правда, скажется это на всех, но кто об этом думает…

Спад турпотока мы с трудом сможем чем-либо компенсировать. Отечественные туристы не помогут, и кто знает, когда и как восстановится туризм. Я только надеюсь, что мы не придумаем опять какие-нибудь дотации для поддержания нашей туристической инфраструктуры на плаву. Говорят, некоторые дотации владельцам пустующих отелей обеспечивают им весьма сытую жизнь, потому что предоставляются даже в мертвый сезон, когда некоторые отели и без того пустовали.

Не будем отчаиваться, как сказал один наш политик, и не стоит считать гроши. Я лишь отмечу, что однажды кто-то их недосчитается. Но, возможно, этот политик, как и некоторые другие его коллеги, найдут денег где-нибудь еще…

Кому, собственно, на руку этот распад чешско-российских отношений? Гражданам, фирмам? Скорее, речь идет просто о сильном жесте наших политиков. Взрослые люди вроде бы должны понимать, что Россия, простирающаяся на двух континентах, в Европе и Азии, останется по соседству с нами, что бы мы, а точнее некоторые чешские политики, ни делали.

Также мы должны понимать, как говорил классик, что у государств нет друзей, а есть интересы. Я от себя добавлю, что друзей нет ни у одного государства. Но не надейтесь, что наши политики это осознают…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.