Нью-Йорк — Уже год правительства и центральные банки богатых стран предоставляют беспрецедентные бюджетные и монетарные стимулы, пытаясь смягчить экономические последствия пандемии covid-19. Возвращение к экономической нормальности (какую бы измененную форму она ни приняла в 2021 и 2022 годах) требует, чтобы развитые страны как можно раньше отучили себя от этой государственной поддержки, тем самым, избежав новых опасных осложнений.

На фронте монетарной политики центральные банки по всему миру делали все необходимое, чтобы успокоить финансовые рынки, когда весной 2020 года разразилась пандемия. И с тех пор они сохраняют крайне мягкие подходы: реальные ставки находятся на рекордно низком, а в некоторых случаях даже отрицательном уровне. Монетарные власти используют и расширяют уже существующие инструменты и придумывают при необходимости новые.

Эти критически важные усилия привели к тому, что балансы крупнейших центральных банков существенно разбухли. В декабре 2020 года совокупные активы Федерального резерва США, Европейского центрального банка, Банка Японии и Народного банка Китая достигли невероятных 28,6 триллиона долларов. На долю ЕЦБ приходилось 8,5 триллиона долларов этой суммы, на долю ФРС — 7,3 миллиона триллиона долларов, а активы Банка Японии и НБК составили 6,8 триллиона и 5,9 триллиона долларов соответственно.

Правительства развитых стран тоже начали проводить исторически необычную, решительную бюджетную политику, отменив ограничения на расходы с целью оказать широкую, большую и недискриминационную поддержку тем, кто в ней нуждается и кто ее заслуживает, а их очень много. Согласно оценкам организации «Группа тридцати» (G30), общая сумма прямой бюджетной поддержки компаний, работников и безработных во всем мире во время кризиса covid-19 на сегодня превосходит 12 триллионов долларов. Эта помощь, опирающаяся на широкий политический консенсус, предотвратила сильную экономическую депрессию и массовую нужду.

Многие из этих чрезвычайных мер были необходимы и неизбежны. Но теперь, когда власти увидели перспективу восстановления экономики в 2021-2022 годах, им надо обратить внимание на побочный эффект слишком длительных монетарных и бюджетных стимулов. В США и других богатых странах имеются несколько рисков, возникающих по мере восстановления и перестройки их экономики.

Начать с того, что нынешние рекордные высоты на фондовом рынке могут быстро обернуться тяжелой головной болью по мере сворачивания государственного стимулирования. На рынке акций наблюдается бурный рост, который подпитывается огромными потоками ликвидности и легкими деньгами, при этом изголодавшиеся по доходности инвесторы массово устремились в рискованные активы.

Рынки прекрасно понимают, что центральные банки сейчас поддерживают почти все классы активов, а это повышает склонность инвесторов к рискам. Именно этим можно объяснить недавние резкие колебания курса биткоина, а также организованную с помощью социальных сетей борьбу с хедж-фондами, которые играли на понижение курса акций ритейлера GameStop. Продолжает набирать бешеную популярность мода на компании SPAC (специально создаваемые для поглощений), которые привлекают капитал с помощью первичного размещения акций на бирже, а затем ищут частные фирмы для покупки.

Очень сомнительно, что нынешний бум на фондовом рынке и стремление к высокой доходности удержится, если власти отменят монетарные и бюджетные стимулы. Последующая коррекция рынка может оказаться резкой и болезненной, а многим инвесторам придется заплатить высокую цену.

Второй риск связан с корпоративными проблемами. В большинстве развитых стран масштабная государственная поддержка пока что помогает удерживать цифры закрытия и банкротств предприятий на более низком, чем обычно, уровне. Однако по мере сворачивания этой поддержки правительствами и центральными банкам (а они обязаны это сделать) возобновится процесс креативного разрушения в среде малых и средних предприятий, затронув даже некоторые крупные фирмы.

Многие испытывающие трудности компании, которые сейчас удерживаются на плаву благодаря государственной щедрости, в постпандемической экономике окажутся неплатежеспособными. Власти должны позволить им обанкротиться, подвергнуться поглощению или закрыться. Надо понимать, что такие нормальные рыночные процедуры принесут боль многим компаниям и работникам, а банки будут обременены просроченными долгами. Но экономике придется выдержать эту боль, потому что иной альтернативы нет.

Третья опасность исходит от «источников инфекции», с которыми центральные банки и органы надзора не привыкли иметь дело и которые могут спровоцировать новое «экономическое заражение». Например, риски могут создаваться колоссальным и растущим теневым банковским сектором. Согласно оценкам Совета по финансовой стабильности (FSB), в 2018 году активы этого сектора достигали 50,9 триллиона долларов, что эквивалентно 13,6% от общей суммы всех финансовых активов в мире.

Имеется масса других угроз экономической стабильности — от кибератак и ошибок искусственного интеллекта до проблем на рынке облигаций и дефолтов по суверенным долгам. По мере выздоровления экономики после пандемии центральные банки и регуляторы не могут себе позволять игнорировать возникающие новые риски, связанные с финансовыми рынками и технологиями, которые находятся вне зоны их надзора, или же ослабить бдительность в тех сегментах рынка, где надзор осуществляется.

Наконец, существует опасность рецидива пандемии. Если мы не сможем полностью вакцинировать от коронавируса население за пределами ключевых развитых стран, тогда возникнет риск, что в невакцинированных группах будут зарождаться новые штаммы вируса, а это приведет к новым вспышкам covid-19. Вакцинация всего мира с целью предотвратить такой сценарий будет стоить, согласно оценкам, 38 миллиардов долларов. Это пренебрежимо малая цена за содействие уверенному восстановлению мировой экономики. Богатые страны должны предоставить необходимые суммы и прекратить накапливать дозы вакцин.

На фоне всех этих рисков власти в развитых стран должны помнить о побочных эффектах своей экспансионистской монетарной и бюджетной политике. Их задача станет даже труднее, если правительства «Большой двадцатки» — во главе с США — не смогут выделить те умеренные ресурсы, которые необходимы для вакцинирования мира от covid-19. Мы просто не можем себе позволить постоянные рецидивы пандемии, вспышки болезней и новые остановки экономической деятельности.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.