Миссия таки оказалась невозможной. И не из-за коронавируса. МВФ, конечно, не хлопнул дверью, но по завершении миссии мы не только не получили транш, не состоялось даже подписание staff level agreement.

Что это значит? Хорошая новость заключается в том, что пока вселенная добра к Украине, мы не почувствуем негативных последствий. Запас прочности есть. И ближайшие месяцы мы можем пройти без денег МВФ. Плохая новость в том, что отсутствие мотивации, отсутствие необходимости в деньгах означает отсутствие делать любые реформы. Пока петух не клюнет — власть делать реформы не будет. Потому что и так нормально. Похоже, опять без Байдена не разобраться.

МВФ — дипломаты. Поэтому они не говорили жестких слов и не матерились. Вот что по результатам миссии выдал Йоста Люнгман, глава представительства МВФ в Украине.

«Дискуссии фокусировались на усилении управления Национальным банком; улучшении законодательного и регулятивного основания банковского надзора и финансового оздоровления; мероприятиях, направленных на уменьшение фискального дефицита в среднесрочной перспективе; законодательных инициативах по восстановлению и усилению антикоррупционной инфраструктуры и судопроизводства, также дискуссии касались мероприятий в секторе энергетики. Обсуждение было продуктивным, однако нужен больший прогресс в пользу завершения первого пересмотра программы. Дискуссии продлятся».

Диалог был конструктивный, обсуждение было продуктивным. Этот корявый дипломатический язык. В переводе на человеческий означает, что ни до чего не договорились, но и не подрались.

Западные товарищи вообще очень дипломатичные. Это иногда не позволяет достучаться до мозгов наших чиновников. Прямых, как угол дома. Эти нежные высказывания можно сравнить с ситуацией, когда мама приводит любимого ребенка, выросшего на бургерах и коле, на тренировку в футбольную команду, уверенная, что у нее растет как минимум Роналду. И после того как сынуля на поле выглядит ничтожным, то тренер может рассказывать, что у нее замечательный ребенок, который очень-очень старается, который наверняка талантлив, но для того, чтобы попасть в команду, нужен больший прогресс.

Миссия таки оказалась невозможной. И не из-за коронавируса

Или если кто-то отдал своего ребенка в современную школу, где берегут личность, и читает потом в дневнике запись, где говорят, что ребенок очень талантливый и имеет значительный потенциал, но ему иногда не хватает дисциплины, чтобы освоить сложную современную программу, на самом деле означает, что парень не учится, курит за школой и отбирает силой бутерброды у одноклассников.

Разные миры, Украина и МВФ. Вот и результат. МВФ, к сожалению, не может написать то, что думает. Не может заявить, что Украина стала хроническим алкоголиком, который пообещал врачу бросить пить, но в первые же праздники встретил старого друга и напился в зюзю, потому что праздники это же святая традиция, и именно так выглядит со стороны отказ от рыночных цен на газ в первую же холодную зиму.

МВФ, к сожалению, не может написать, что трудно заставлять бороться с коррупцией тех, кто видит в борьбе с коррупцией угрозу собственному существованию. Трудно заставить депутатов проголосовать за уголовное наказание (тюрьму) за ложь в декларациях, если те же депутаты каждый месяц получают конвертик, который никак не отражается в декларациях.

ДТЭК договорился, а Украина с МВФ нет

МВФ нельзя кричать громко, когда офис президента воюет с НАБУ из-за того, что в самом офисе нашлись коррупционеры.

МВФ, наверное, устал говорить о том, что судебная реформа важна и важна только настоящая судебная реформа, предусматривающая очищение судебной системы от коррумпированных волков и других воспитанников Кивалова.

МВФ этого не скажет. Они могут просто выключить скайп или зум и забыть об этих украинцах, которые не хотят меняться.

Но вот украинцы от того никуда не денутся.

Можно сто раз кричать, что стыдно полагаться на западных партнеров. Стыдно надеяться на внешнее управление. Но стыдно другое. Стыдно, что украинские власти не могут без магического пенделя делать реформы и менять страну. Вот за что стыдно. Никакой МВФ, Байден или Боррель не были бы нужны, если бы в стране была политическая воля к переменам. А ее нет. Вот о чем говорит нам МВФ.

Вот почему миссия невозможна. Пока не припечет. Пока есть деньги. Пока в мире прекрасная конъюнктура на украинский экспорт. Пока деньги очень дешевые.

Пока.

А потом погода изменится. И будет очень больно. И они будут наперегонки умолять МВФ вернуться.

Но это уже совсем другая история.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.