Когда речь идет о текущей экономической ситуации в Сирии, не нужно быть экономистом, вооруженным экономическими данными и аналитическими навыками, чтобы сделать вывод об отсутствии перспектив улучшения обстановки.

В то же время на ум сразу приходит вопрос: почему Москва не относится к Дамаску так же, как к другим своим союзникам?

Когда белорусский народ вышел на улицы Минска, протестуя против результатов президентских выборов, которые, по мнению многих, были сфальсифицированы, всего за несколько дней Москва не только предоставила своему другу Александру Лукашенко технические и человеческие ресурсы, но и без каких-либо колебаний перечислила ему 5 миллиардов долларов, чтобы тот смог противостоять народным протестам.

Последние пять лет вооруженные группы на востоке Украины также получали финансовую поддержку в виде зарплаты и поставок электроэнергии на сумму более 32 миллиардов долларов. При этом численность местного населения не превышает 4 миллионов человек.

Даже далекая Венесуэла получила экстренный кредит на сумму 3,7 миллиарда долларов с отсрочкой платежей до 2027 года, что должно спасти ее от угрожающего экономике дефицита валюты. Согласно прогнозам, страна получит гораздо больше денег, если передаст Москве венесуэльское золото.

Нет точной информации о сумме, потраченной Москвой на сирийском направлении, но согласно оценкам, она составляет 3,7 миллиарда долларов. Большая часть денег была потрачена на военные операции, и еще один миллиард долларов российское руководство предоставило Сирии в 2020 году в виде материальной помощи, чтобы сирийский режим мог противостоять пандемии коронавируса. Наконец, россияне пообещали вложить в сирийскую экономику 500 миллионов долларов до 2023 года.

Чего Москва хочет добиться в Сирии?

Помимо геополитических задач, российская сторона ставит перед собой ряд экономических целей, наиболее важными из которых являются следующие.

1. Контроль над природными ресурсами на сирийской территории.

2. Заключение российскими компаниями контрактов в области реконструкции, начало которой ожидается после полного завершения войны и возвращения страны к нормальной жизни.

3. Участие в разведке и добыче нефти и сланцевого газа на сирийском побережье.

В нынешней ситуации перед Россией стоит серьезная задача — создать благоприятные условия для достижения упомянутых целей и перевести военный успех в Сирии в экономическую плоскость.

Препятствия на пути к достижению целей

Большая часть сирийских природных ресурсов, за исключением фосфатов, находится на восточном берегу Евфрата и фактически контролируется Демократическими силами Сирии. Последние сотрудничают с Соединенными Штатами Америки.

Что касается сирийских фосфатов (страна была пятым в мире крупнейшим экспортером фосфатов до 2011 года), то запасы его значительны, особенно в районах вокруг сирийского города Пальмира. Эти территории богаты радиоактивным ураном и являются объектом ожесточенной конкуренции между Тегераном и Москвой, хотя режим Асада подписал с российской компанией контракт на унизительных для себя условиях: компания будет получать 70% ожидаемого объема добычи — 2,2 миллиона тонн в год в течение 50 лет.

Начало процесса послевоенного восстановления в Сирии зависит от трех факторов, повлиять на которые российская сторона не может.

1. Как ожидается, наибольший вклад в финансирование реконструкции внесут европейцы, и они предоставят деньги только при условии достижения разумного политического урегулирования, гарантирующего стабильность страны. То же самое можно сказать о государствах Персидского залива, которые с неодобрением относятся к иранскому присутствию в Сирии.

2. Процесс восстановления требует возвращения большой доли беженцев, и неразумно ожидать, что это произойдет. Режим продолжает задерживать сирийцев и мстить им, а попытки России оказать на него давление не изменили ситуацию.

3. Наконец, необходимо отменить санкции США в отношении Сирии, в частности «Акт Цезаря», который препятствует любым денежным транзакциям и вкладу компаний в деятельность в Сирии.

Сирийская головная боль для россиян

Многие в Москве понимают, что Асад и стоящий за ним Иран на самом деле не намереваются давать шанс политическому процессу, так как в конечном итоге это подрывает власть режима. Данный фактор заставляет некоторых российских экспертов и журналистов открыто говорить о необходимости России искать другие альтернативы для защиты своих интересов в стратегической перспективе. По мнению Александра Шумилина, бывшего дипломата и нынешнего директора центра «Европа — Ближний Восток», Кремль должен избавиться от сирийской головной боли ввиду непримиримости Асада. Тем временем в своей публикации посол Александр Аксененок и заместитель главы Российского совета по международным делам призывают сделать паузу и подумать о будущем Сирии в условиях нынешней непредсказуемости. По их словам, отказ Асада от новой конституции, о принятии которой сегодня идут переговоры, подвергает его еще большой опасности. Наряду со всем этим, российский бизнес испытывает разочарование и скептицизм по отношению к деятельности в Сирии.

Вероятней всего, Москва будет и дальше воздерживаться от вложения денег в Сирию, поскольку понимает, что местный режим присвоит их вместо того, чтобы начать восстановление шаткой экономики страны. Россия ограничится небольшой помощью для предотвращения полного краха экономики, пока, наконец, не найдет способ избавиться от сирийской головной боли.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.