Премьер Денис Шмыгаль пообещал украинцам уровень европейских зарплат уже к 2030 году. Если у власти будет находиться правительство, которое будет реализовывать политику экономического роста и правильно управлять экономикой, а не заниматься вопросами финансово-бюджетного дележа между группами влияния, то Украина могла бы и превзойти ту же Польшу по потенциалу экономического развития. Вопрос только в том, что нынешняя сырьевая модель, которая реализуется на Украине и приводит к постоянной деиндустриализации экономики (разрушению промышленного потенциала) явно не может привести к высоким зарплатам.

Ведь что такое «высокие зарплаты»? Это не просто деньги, которые выплачиваются людям, как манна небесная, а, прежде всего, это проекция уровня добавочной стоимости. Чем он выше, тем большую зарплату получат наемные работники.

Иными словами, для того, чтобы получать высокие зарплаты, условно нужно производить электротехнику, самолеты, ракеты, автомобили — товары с высоким уровнем добавочной стоимости. Это — аксиома, которая прослеживается во всех странах. В сырьевых странах высокие зарплаты возможны только при наличии высоких сырьевых рент, как, например, в Саудовской Аравии, или за счет небольшого числа населения, как в Норвегии. Если сырьевых рент недостаточно, то и уровень зарплат не настолько высок — например, в той же России, которая тоже является нефтяно-сырьевой страной, уровень зарплат гораздо ниже, так как нефтяных рент на всех не хватает.

На Украине априори этого нет, потому что у нас почти нет нефти, мало газа и все сырьевые ресурсы, которые находятся у нас, не дадут такого количества сырьевых рент.

Польшу нам часто ставят в пример, поскольку это сопоставимая с нами страна — по численности населения, по экономической конкуренции в регионе и по трудовому ресурсу. Но есть одно отличие — Польша пришла к своим зарплатам, создав средний уровень добавочной стоимости по европейским меркам. К слову, в Европе, США или Японии причиной высоких зарплат также является высокий уровень добавочной стоимости. А Украине этого сделать не выйдет по ряду причин.

Во-первых, у нас есть «потолок» роста доходов из-за того, что ввиду деиндустриализации экономики, основные потребительские товары у нас импортные. Если растут доходы, то растет и покупательская способность — люди приобретают больше смартфонов, машин, начинают больше ездить за границу и т.д. То есть импорта у нас становится больше и весь он должен компенсироваться экспортом.

И тут мы упираемся в планку роста доходов, которая как раз и ограничена потенциалом сырьевого экспорта, который нельзя наращивать бесконечно. Наш «потолок» ограничен примерно ста миллиардами долларов. Если добавить к ним дефицит на уровне 20 миллиардов долларов, то выйдет, что мы не можем импортировать товаров больше, чем на 120 миллиардов долларов, то есть не более чем уровень ВВП в 200 миллиардов в год, и, если разделить эту сумму на все население страны — не более, чем пять тысяч долларов в год на одного человека.

Чтобы увеличить эту цифру, нужно увеличивать экспорт и переходить от сырьевой модели к товарам с высоким уровнем добавочной стоимости. Иными словами, чтобы выйти на уровень Турции по доходам, нужно иметь порядка 250 миллиардов долларов экспорта, на уровень Польши — 350-400 миллиардов, то есть увеличить потенциал экспорта 2-3 раза.

Во-вторых, экономическая модель Украины сама по себе отсекает возможность роста. Раньше у нас применялась модель фиксированного курса валют, при которой росли не только зарплаты, но и торговый дефицит, что приводило к обвалу гривны в полтора-два раза каждые 5-8 лет. Сейчас плавающий курс отсекает увеличение доходов примерно раз в год, то есть система сама себя обнуляет.

То есть, это — то же самое, что и с автомобилем — если установлено ограничение скорости, то быстрее 90 км/ч поехать не удастся, сколько не жми на педаль газа.

Алексей Кущ, экономист, финансовый аналитик

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.