Сотрудничество между Китаем и пятью государствами-членами Евразийского экономического союза укрепилось благодаря китайской инициативе «Один пояс и один путь».

Министр интеграции и макроэкономики союза призывает создать новую Евразийскую валютно-финансовую систему при отсутствии единой валюты в блоке.

Создав единую валютно-финансовую систему, поддерживаемый Россией экономический и торговый блок снизит свою зависимость от доллара США и евро во внутренней торговле и сделках с Китаем.

В Евразийский экономический союз (ЕАЭС), аналог Европейского союза, входят пять государств: Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия и Россия. Этот союз обеспечивает свободный поток товаров и экономическую кооперацию между этими странами. Однако, в отличие от 19 из 27 стран ЕС, у членов ЕАЭС нет единой валюты.

Кроме того, ЕАЭС установил близкие отношения с Китаем, который усилил свое влияние в Евразии с помощью инициативы «Один пояс и один путь».

Сергей Глазьев (Sergei Glazyev), министр интеграции и макроэкономики ЕАЭС и бывший советник президента России Владимира Путина, на онлайн-форуме в понедельник заявил, что в рамках сотрудничества ЕАЭС и Китая союз увеличит использование национальных валют, чтобы минимизировать риски.

«В России и в Китае созданы свои платежные системы, система электронного обмена информацией между банками, но участники хозяйственной деятельности пока очень вяло пользуются этими элементами инфраструктуры и по-прежнему работают в чужих валютах, — сказал Глазьев. — Считаю, что нужно кардинально переломить ситуацию, создать нашу собственную евразийскую валютно-финансовой систему. Она страховала бы нас от рисков и была бы надежной, прозрачной, удобной, эффективной и не была бы обременительной для участников хозяйственной деятельности».

По данным ЕАЭС, на данный момент в рамках союза в национальных валютах производится около 50% расчетов, а при торговле с Китаем доля использования национальных валют еще ниже — 15%.

Глазьев также подчеркнул срочную необходимость стабилизировать обменные курсы национальных валют стран-членов блока, создать евразийские механизмы обмена и ценообразования и ввести стимулы для ведения торговли в национальных валютах.

Это предложение объясняется тем, что Россия и Китай уже какое-то время пытаются снизить свою зависимость от доллара США.

Начиная с 2014 года, США используют свой контроль над глобальной финансовой системой, чтобы вводить санкции против России. Кроме того, в этом году Вашингтон наложил санкции на ряд деятелей и компаний Китайской коммунистической партии за их роль в подрыве автономии Гонконга, за помощь Пекину в строительстве островов в спорном Южно-Китайском море и за предполагаемые нарушения прав человека в провинции Синьцзян.

Американо-китайские отношения ухудшаются, и Китай пытается ускорить внедрение использования юаня в мировых платежах, чтобы снизить влияние конфликтов с США.

Согласно данным Центрального банка России и Федеральной таможенной службы, в первой четверти этого года только 46% двусторонней торговли между Россией и Китаем проходило в долларах США, это первый раз, когда доля использования доллара опустилась ниже отметки в 50%. Нынешняя ситуация кардинально отличается от ситуации 2015 года, когда почти 90% двусторонней торговли проходило в долларах США.

Между тем, в первой четверти текущего года использование евро в двусторонней торговле достигло рекордно высоких 30%, доля использования юаня достигла 17%, а рубля — 7%.

Помимо торговли, Москва и Пекин также пытаются укрепить свою финансовое сотрудничество, чтобы ускорить процесс отказа от доллара.

В прошлом году Москва заявила, что впервые планирует выпустить свои облигации в юанях, в надежде привлечь интерес китайских инвесторов к российским активами и помочь создать ориентиры для установления вариантов хеджирования для рубля и юаня в обход использования доллара США.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.