Массовые протесты в расположенном на Дальнем Востоке Хабаровске, продолжающиеся уже четвертую неделю, являются беспрецедентными в России за последние 20 лет. Искрой, воспламенившей факел народного возмущения, стал неожиданный арест 11 июля губернатора Хабаровского края Сергая Фургала по обвинению в организации убийств бизнесменов в 2004 и 2005 годах.

Фургал, член Либерально-демократической партии (ЛДПР) Владимира Жириновского и уроженец Хабаровска, одержал победу на выборах в 2018 году в борьбе против ставленника Кремля и губернатора Хабаровского края Вячеслава Шпорта из партии «Единая Россия», и в короткий период своего правления новый губернатор организовал программы питания в школах, ограничил привилегии чиновников и, кроме того, он часто встречался со своими избирателями.

1 июля, во время национального референдума по вопросу о реформировании российской Конституции, большинство жителей Хабаровского края не поддержали конституционные поправки, которые предоставили Владимиру Путину практически неограниченный срок правления, увеличили влияние Русской православной церкви, а также ограничили многие права человека. Официальные результаты продемонстрировали полную поддержку предложенных поправок, однако многие наблюдатели сомневаются в корректности этих данных.

Аналитики еще раньше говорили о том, что Фургалу придется заплатить за свою независимость. И он заплатил. Жители Хабаровска восприняли проведенный в июле арест губернатора как неуважение к своему выбору. 11 июля в городе с населением немногим более 600 тысяч человек десятки тысяч людей вышли на улицы в знак протеста (Это примерно эквивалент миллиона протестующих в Москве, население которой составляет, по данным ООН, примерно 12,4 миллиона).

Протестующие требовали освобождения губернатора или проведения судебного разбирательства по выдвинутым против него обвинениям в Хабаровском крае для того, чтобы сократить, насколько возможно, вмешательство со стороны государства. Полицейские не разгоняли собравшихся, женщины-полицейские раздавали участникам митингов защитные маски и бутылки с водой.

В лозунгах в первые дни протестов Путина называли лидером России, а Фургала — лидером Хабаровского края. Хотя национальные новостные программы уделяли мало внимания протестам, проходившим в июле 2020 года, интернет и независимые масс-медиа направили своих корреспондентов в Хабаровск и сообщали о происходивших там событиях более подробно и в реальном времени.

Назначение Кремлем в качестве исполняющего обязанности губернатора Михаила Дегтярева, члена партии ЛДПР и депутата от волжского региона, вызвали новую волну протестов. Новые лозунги призывали к прекращению тирании Москвы и путинского режима. В десятках городов на российском Дальнем Востоке, в Сибири, а также в Москве и Санкт-Петербурге, в центральной части России, были проведены акции в поддержку протестов в Хабаровске, а полиция задержала десятки активистов.

Независимая «Новая газета» назвала события в Хабаровске «эволюцией достоинства». Независимая группа Сергея Белановского (именно он предсказал протесты 2011 и 2022 годов; а социологическими исследованиями в этом регионе он занимается уже много лет) тоже по горячим следам провела анализ во время протестных акций. Эксперты этой группы назвали ценным конфликт между гражданами и правительством, между насаждением Москвой своей власти и региональным самоуправлением. В этот момент прошла проверку так называемая федеральная вертикаль, путинская стратегия сохранения сильного централизованного правления, при котором все решения принимаются в Москве. Негласное соглашение, заключенное 20 лет назад и основанное на определенном процветании общества в обмен на невмешательство в политику, перестало работать. Процветания больше нет, но — что более важно — люди не хотят получать подачки от правительства, они хотят уважения к самим себе и к своему выбору.

«Ситуация в Хабаровске уникальна и определяется в весьма значительной мере особенностями Дальнего Востока, где люди, как и в Сибири, в большей степени полагаются на самих с себя, чем в центральной части России, — отметила Наталья Зубаревич, профессор Московского государственного университета и эксперт в области регионального развития. — Вряд ли они распространятся на другие регионы. Все региональные протесты являются ситуационными. Федеральная вертикаль власти препятствует усилению регионов, и она будет становится еще более жесткой в ближайшем будущем. Однако недовольство тоже растет, и не только на Дальнем Востоке. Вопрос в том, когда власти это услышат».

Хабаровские протесты в июле застали Кремль врасплох, а проведенный в июле референдум по конституционным поправкам, завершившийся формальной победой для властей, вызывает глубокий скептицизм. Лидер партии «Яблоко» Григорий Явлинский назвал эти поправки «изнасилованием интеллектуального здравого смысла». В своей статье он отметил, что сама идея поправок разрушает государство и уничтожает демократию в России. В то же время, эпидемия и связанный с ней экономический кризис увеличивают критику в адрес Путина и его правительства.

По данным экономиста Алексея Кудрина, экономика страны находится в стагнации. Во время пандемии коронавируса реальные доходы значительно сократились, количество безработных выросло, владельцы малых и средних предприятий обанкротились, а правительственная помощь детям и бизнесу недостаточна для того, чтобы компенсировать потери. Сложившаяся ситуация многим людям напоминает те трудные годы, которые они испытали еще при Советском Союзе.

В 2018 году Путин объявил о серии национальных проектов — инвестициях в инфраструктуру и экономическое развитие регионов являются центральной частью социально-экономического плана Путина, — и он потребовал, чтобы они были реализованы к 2024 году, однако теперь срок их выполнения отложен до 2030 года.

«С самого начала было ясно, что эти планы невыполнимы», — подчеркнул Евгений Гонтмахер, профессор Высшей школы экономики. — Так, например, в них поставлена цель относительно сокращения наполовину бедности к 2024 году. Но еще до эпидемии Счетная палата пришла к выводу о том, что бедность в стране увеличилась в период с 2018 года по 2019 год. Чтобы экономика, на самом деле, начала расти, требуются реформы такого же масштаба, как это было в 1990-м году».

Зубаревич, эксперт по региональному развитию, считает, что эти реформы должны включать в себя ослабление центральной власти в регионах, а также более рациональное и транспарентное распределение доходов от нефти и природного газа, которые останутся основой экономики страны еще много, много лет. Это требует нового регионализма и политической воли.

В начале августа 2020 года рейтинг популярности Путина опустился до самой низкой отметки — 23 процента. Такие данные приводит независимый Левада-Центр на основе проведенного его экспертами опроса общественного мнения. Люди не доверяют государству, предпочитая полагаться на самих себя, на свои семьи и друзей. А доверие к другим институтам, включая полицию и церковь, находится на еще более низком уровне. Пропаганда не может противостоять влиянию интернета. Многие россияне доверяют интернету больше, чем государственному пропагандистскому телевидению.

Надежда Ажгихина — журналист и исполнительный директор организации «ПЭН-Москва».

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.