В трамповскую концепцию «американского энергетического господства» не входили просьбы к ОПЕК спасти нефтяной сектор США. Американский президент решил выступить посредником между Саудовской Аравией и Россией, и уговорить их прекратить разрушительную ценовую войну для того, чтобы поддержать нефтедобычу.

Однако сделка с треском провалилась, поскольку ее участники не сумели преодолеть падение глобального спроса, вызванного коронавирусом, а вместе с ней сгинула и сланцевая революция, превратившая США в нефтедобывающую страну номер один в мире. Крах случился, как назвали этот день трейдеры, в «черный понедельник», когда нефтяные цены в США впервые опустились ниже нуля. И даже матерые заправилы нефтяной отрасли стали чесать в затылках, думая о том, как восстановить нефтедобычу, которая по сути дела вынуждена сама платить покупателям, лишь бы они взяли нефть.

Благодаря росту нефтяной отрасли Трамп получил возможность похвастаться тем, что он ликвидировал зависимость США от ближневосточной нефти и теперь может свободно подвергать санкциям и ставить на колени экспортеров энергоресурсов, начиная с Ирана и заканчивая Россией. Американские нефтедобывающие компании, себестоимость добычи у которых выше, чем у зарубежных конкурентов, оказались в бедственном положении и начали умолять Вашингтон ослабить тяжкое бремя, сократив импорт нефти из-за рубежа и включив их в список получателей помощи из-за коронавируса, потому что в противном случае их неизбежно ждет банкротство и потеря рабочих мест.

«Если я выйду из бизнеса и перекрою скважины, то пострадаю не только я один, — сказал руководитель небольшой нефтедобывающей компании. — Пострадают пять парней, которые обслуживают скважины, перевозят нефть, сдают в аренду свои нефтевозы. И пострадает общество, зависящее от их налоговых долларов».

Сенаторы из нефтедобывающих штатов, включая техасца Теда Круза (Ted Cruz), умоляют американское правительство предоставить оказавшимся в трудном положении добывающим компаниям кредиты. Во вторник они написали письмо, в котором говорится, что если США не сохранят внутреннюю добычу энергоресурсов, это «будет означать утрату дополнительных рабочих мест и возврат к зависимости от иностранных источников поставки нефти».

Сейчас поддержка в том или ином виде кажется неизбежной. Но какую бы форму она ни приняла, отступление американского нефтяного сектора сегодня кажется не менее ошеломляющим, чем его подъем в последние годы.

В конце 2019 года объем добычи в США достиг почти 13 миллионов баррелей. Продолжавшийся три года подряд рост позволил Америке самостоятельно обеспечить дополнительные потребности растущей глобальной экономики в нефти. С 2008 года добыча нефти в США увеличилась в два с лишним раза.

Но к 2021 году она уменьшится до 11 миллионов баррелей в день, прогнозирует американское Управление по информации в области энергетики. Скотт Шеффилд (Scott Sheffield), возглавляющий одну из крупнейших в США компанию сланцевой добычи «Пайонир Нэчурал Рисорсиз» (Pioneer Natural Resources), сообщил «Файненшл Таймс» накануне заключения сделки между Саудовской Аравией и Россией при посредничестве США, что при цене 10 долларов за баррель добыча снизится до семи миллионов баррелей в день. Таким образом, объем сокращения добычи будет больше, чем то количество, которое добывает Ирак, стоящий на втором месте в ОПЕК. По словам Шеффилда, даже при цене 35 долларов за баррель добыча будет на три миллиона баррелей в день меньше.

Это нанесет серьезный удар по нефтедобывающей отрасли, о которой Трамп в своем январском послании о положении в стране сказал, что она сделала Америку «энергонезависимой». К апрелю, когда началось обвальное падение цен, Управление по информации в области энергетики выступило с прогнозом о том, что «США в третьем квартале 2020 года снова станут чистым импортером нефти и нефтепродуктов».

Меган О'Салливан (Meghan O'Sullivan), возглавляющая программу геополитики в Школе государственного управления им. Кеннеди Гарвардского университета, говорит, что сланцевая революция укрепила международные позиции США, «изменив глобальную стратегическую ситуацию таким образом, что она стала больше соответствовать американским интересам». «Глобальное изобилие энергоресурсов, в значительной мере обеспеченное за счет американских сланцев, помогло союзникам Америки, и в целом нанесло вред противникам США, от Ирана и России до Венесуэлы», — заявила она.

Экономические последствия от краха нефтяных цен могут навредить Трампу в год выборов. Американский институт нефти, являющийся лоббистской организацией, действующей в интересах крупных нефтяных компаний, утверждает, что нефть составляет 10% ВВП США, хотя есть и более скромные оценки. Недавно Исследовательская служба конгресса подготовила собственный анализ, где говорится, что доля нефти в торговом дефиците уменьшилась почти с половины в декабре 2010 года до минус 0,1% в декабре 2019-го.

Эти успехи сейчас вызывают большие сомнения, так как крупные компании, начиная с «Эксон Мобил» (ExxonMobil) и кончая «Континентал Рисорсиз» (Continental Resources), которая специализируется на сланцевой добыче, резко сокращают капиталовложения или обещают уменьшить добычу. По данным консалтинговой фирмы «Ристад Энерджи» (Rystad Energy), этот сектор уже урезал около 53 миллиардов долларов из запланированных на текущий год 130 миллиардов. За последние четыре недели количество работающих буровых установок на американских сланцевых месторождениях сократилось на 40%, о чем свидетельствует компания по сбору данных «Энверус» (Enverus). По данным Управления по информации в области энергетики, добыча за этот же период времени уменьшилась на 900 000 баррелей в день.

В последние дни цены на нефть подросли почти до 20 долларов за баррель, но это все равно в два с лишним раза меньше, чем нужно сланцевым производителям для выхода на уровень безубыточности. Поэтому неизбежны еще более серьезные убытки. Аналитик из консалтинговой фирмы «Вуд Маккензи» (Wood Mackenzie) Райан Думан (Ryan Duman) отмечает, что к концу 2020 года добыча в США может уменьшиться на 2-3 миллиона баррелей в день, что намного больше тех потерь, которые понесла отрасль в 2015-2016 годах во время падения цен. «А ведь компании вошли в нынешний период спада в гораздо более уязвимом состоянии», — говорит он.

«Уайтинг Петролеум» (Whiting Petroleum) стала первой за время кризиса крупной компанией сланцевой добычи, которая 1 апреля подала прошение о защите от кредиторов на основании главы 11 Кодекса США о банкротстве. Но количество банкротств увеличивалось еще до снижения цен, говорят юристы из фирмы «Хейнс энд Бун» (Haynes and Boone), которая специализируется на реструктуризации. Сейчас вероятен бурный рост.

Буровые установки консервируют, и в этих условиях главный удар примет на себя вся производственно-обслуживающая цепочка, начиная с бригад бурильщиков и кончая компаниями по снабжению. Почти 90% капитальных затрат производителей идет на оплату компаниям промыслового обслуживания, которые делают всю работу. А теперь и они резко сокращают расходы, прежде всего, тройка крупнейших в мире сервисных фирм «Шлюмберже» (Schlumberger), «Бейкер Хьюз» (Baker Hughes) и «Халлибертон» (Halliburton).

По словам аналитика из «Ристад» Мэтью Фитциммонса (Matthew Fitzsimmons), этот сектор может лишиться 220 000 рабочих мест.

Это болезненно отразится не только на транснациональных корпорациях, но и на местных операторах. «Уайтинг Петролеум» в своем заявлении перечисляет 25 подрядчиков, которым она еще не заплатила. Фирме «Шлюмберже», рыночная стоимость которой составляет 37 миллиардов долларов, «Уайтинг» должна девять миллионов. Семейной фирме из Северной Дакоты «Си-Эс Уэлдинг» (CS Welding) она задолжала полтора миллиона долларов.

В отрасли нет единого мнения о том, как реагировать на происходящее. Представляющий интересы ведущих компаний Американский институт нефти настаивает на том, что должны действовать правила свободного рынка. С ним не согласны директора небольших компаний сланцевой добычи, которые говорят, что их крупные конкуренты с радостью наблюдают за страданиями мелких фирм в надежде на захват проблемных активов.

Кое-кто по-прежнему обвиняет зарубежных поставщиков нефти, указывая на идущие к американским берегам танкеры из Саудовской Аравии, в то время как хранилища в США вот-вот переполнятся.

Близкий друг Трампа и руководитель «Континентал Рисорсиз» Гарольд Хэмм (Harold Hamm) хочет введения пошлин на импортную нефть. Другие производители требуют налоговых льгот и государственных закупок их нефти. Регуляторы Техаса обсуждают вопрос о том, не ввести ли старый механизм по ограничению добычи.

«Это будут длительные структурные изменения», — говорит Мэтт Портилло (Matt Portillo) из инвестиционного банка «Тюдор, Пикеринг, Холт и Ко.» По его оценке, из десятков операторов, занимающихся сегодня сланцевой добычей, выживут всего 10-15.

Но в связи с этим возникает и другой вопрос. Сможет ли этот бизнес снова расти и развиваться, когда в сланцевой сфере произойдет консолидация, и слабые компании отсеются.

В 2015-2016 годах сланцевые производители выстояли в предыдущей ценовой войне с Саудовской Аравией, почти на 50% сократив свои издержки и вынудив инвесторов поддержать новый и очень яркий этап роста. Когда ОПЕК снова начала сокращать поставки, добыча в США всего за три с половиной года подскочила почти на четыре миллиона баррелей в день.

Однако за этим успехом скрывалось нарастающее разочарование Уолл-Стрит в сланцевом секторе, который на первое место ставил не прибыль, а увеличение добычи. Руководители сланцевых компаний могут сколько угодно обвинять в своих бедах пандемию и Саудовскую Аравию, но инвесторы уже невзлюбили эту отрасль. На сей раз сократить издержки будет намного сложнее. «Они уже не жир срезают, а мясо и кости», — образно выразился Бадди Кларк (Buddy Clark) из «Хейнс энд Бун».

Некоторые инвесторы полагают, что сланцевой отрасли нужна еще одна жесткая консолидация. Банкротства и поглощения приведут к тому, что хозяев у сланцевых месторождений станет меньше, но карманы у них будут глубже: это «Эксон Мобил», «Шеврон» (Chevron) и некоторые другие независимые и крупные добывающие корпорации, способные пережить спад.

«Сейчас Уолл-Стрит основное внимание сосредоточила на тех производителях, которые смогут пережить кризис и навести у себя порядок, если цены на сырье поднимутся из-за остановки большого количества скважин», — говорит Эндрю Гиллик (Andrew Gillick) из «Ар-Эс Энерджи Груп» (RS Energy Group).

Есть люди, которые считают, что если сланцевую отрасль уменьшить, а добычу сократить, то наступит новая эра с нефтью за 100 долларов. Но их ждет большое разочарование.

Эр-Рияд и Москва будут пристально следить за бедами и борьбой сланцевой отрасли, стараясь захватить более солидную долю рынка, а в конечном итоге добиться повышения цен. Парадокс посреднических усилий Трампа, который в этом месяце поспособствовал заключению сделки в рамках картеля, состоит в том, что он порадовал руководителей российской нефтяной отрасли, призывавших Кремль отодвинуть американскую нефть.

Посредническое участие США в этой сделке соответствует и саудовским интересам. Советник ряда нефтедобывающих стран Анас Алхаджи (Anas Alhajji) говорит, что инициатива Трампа «убила» законопроект НОПЕК («Закон против картелей по производству и экспорту нефти»), который рассматривался в конгрессе. В случае его принятия США могли бы рассматривать у себя иски о нарушении антитрестовского законодательства членами ОПЕК. «Фактически поддержка соглашения ОПЕК+ президентом США стала последним гвоздем в крышку гроба НОПЕК», — говорит Алхаджи.

Американские руководители обвиняют в крахе нефтяных цен не Трампа, а Саудовскую Аравию. Чем дольше будут сохраняться низкие цены на нефть, тем больше шансов на то, что США примут меры против этого королевства. «Я не вижу больших перемен в отношении Америки к поставкам нефти из-за рубежа. Я вижу, что американцы, начиная с президента и дальше вниз, хотят свести эти поставки к минимуму», — говорит О'Салливан из Гарварда. Сенаторы из нефтяных штатов грозят отказать саудовцам в военной помощи. Москва, которая очень недовольна американскими энергетическими санкциями, может посчитать, что в условиях снижения цен Вашингтону будет легче принять дополнительные санкции.

Но ни та, ни другая страна не сумели полностью устранить из уравнения сланцевую нефть. Государственный бюджет в России и Саудовской Аравии гораздо больше зависит от нефтяных доходов, чем в США.

Если цены начнут расти, у Уолл-Стрит будет меньше желания вкладывать деньги в сланцевую добычу. Но если они поднимутся до 80 долларов (это тот уровень, который требуется Эр-Рияду для создания баланса в бюджете), это будет совсем другое дело. Сланцевая отрасль может возродиться — если цены будут соответствующие.

«Если Россия и Саудовская Аравия считают, что им удастся закрыть сланцевую отрасль, то они ошибаются, — говорит Эми Майерс Джаффе (Amy Myers Jaffe) из Совета по международным отношениям (Council on Foreign Relations). — Все, что они могут сделать, это добиться смены собственников».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.