Карл Маркс писал, что «история повторяется дважды: первый раз как трагедия и второй раз как фарс». Распад Советского Союза не был трагедией, и то, что происходит сейчас в России, не является фарсом. И все же распад СССР был определяющим моментом в истории человечества. Нынешняя борьба России с самой собой до такого уровня не доходит.

Речь идет о том, что значит для России обрушение цен на нефть (CLM20, +4.66% ХЛ.1, +4,66% BRN00, +1,37%). Страна, которая настолько зависит от какого-то сырьевого товара, как Россия, всегда будет уязвима. Поскольку цены на сырьевые товары изначально изменчивы и как таковые определяются устойчивостью промышленных держав, экспортер не может ни систематически контролировать цены, ни иметь возможности систематически привлекать инвестиционный капитал.

Было время, когда Россия могла с помощью продажи энергоносителей (или энергетических эмбарго, в зависимости от обстоятельств) повергать Европу в трепет. Но сейчас энергоносителей в мире больше, чем достаточно, и недавние попытки России достичь соглашения с саудовцами не увенчались успехом, и поддержать цены на нефть не удалось. Русские пустили в ход теории заговора, согласно которым США и Саудовская Аравия действуют вместе, сговорившись нанести сокрушительный удар по российской экономике, подорвав ее низкими ценами на энергоносители и сокращением рынков, но это предполагает, что любой заговор должен был бы снизить цены. Предложение энергоносителей резко возросло, в основном из-за энергетического сектора США, а спрос от предложения отстал.

Цена на нефть и так уже снижалась, а теперь из-за пандемии коронавируса она рухнула. Сокращение мировой экономики неизбежно привело к снижению потребности в энергоносителях. Попытки ОПЕК (организации, которая на самом деле не имеет отношения к сегодняшним реалиям) поднять цены оказались тщетными. В 1970-е годы спрос резко вырос, и ОПЕК смогла управлять предложением. Некоторые из нас помнят арабское нефтяное эмбарго, которое характеризовало 1970-е годы и дало возможность таким странам, как Советский Союз и Иран, создать современную экономику. Производители нефти исходили из того, что их могущество и влияние, а, следовательно, и доходы будут постоянными. Но высокие цены привели к поиску новых источников нефти и газа, а также к повышению эффективности использования энергии, и в 1980-е годы цены резко упали.

Тогда Советский Союз сдал позиции по многим причинам — в основе системы десятилетиями были неэффективность и коррупция — но в 1980-е годы все изменилось. Во-первых, стремительно выросли оборонные бюджеты, поскольку Москва пыталась идти в ногу с США, которые разрабатывали свои военные программы, в частности, легендарную инициативу СОИ или «звездные войны», что в одинаковой степени было проектом и легендой. Во-вторых, цены на энергоносители упали, а русские очень зависели от продаж энергоносителей. Россия оказалась зажатой в тиски между оборонными расходами и падением цен на энергоносители, и это, в конечном счете, подорвало основы Советского Союза.

После распада Советского Союза в 1991 году перед Россией встала давняя задача — построить не современную потемкинскую деревню, а современную экономику. Первые десять лет после распада в стране царил хаос, поскольку инвестиционные банкиры и олигархи присваивали себе богатство под лозунгом приватизации. Появление Владимира Путина, бывшего агента КГБ, который был связан с олигархами, должно было привести к всплеску модернизации. Цены на энергоносители были достаточно высокими, и теоретически можно было бы создать инвестиционный капитал для создания современной экономики.

На самом же деле инвестиционный капитал был направлен за пределы России для получения прибыли и обеспечения безопасности, и Путин, который своим приходом к власти был обязан олигархам, не мог сделать того, что, по его представлению, он должен был сделать. Со временем его власть усилилась, и появилась возможность для инвестиций, но по мере ускорения процесса цена на энергоносители упала, а вместе с этим сократились и инвестиции. За последние несколько дней они вообще сошли на нет.

Задача России заключается не в создании нового поколения гиперзвуковых ракет и не в инвестировании в передовые технологии. Сейчас задача России — не допустить коллапса. Российский бюджет распределяется между субъектами Российской Федерации, которые платят зарплаты учителям, врачам и пожарным. Но с падением цен на энергоносители бюджет России сокращается, и по мере его сокращения сокращается и экономика регионов. В ответ на падение цен на энергоносители Россия, страна третьего мира, предпринять практически ничего не может. 

Путин — сильный лидер, но у него есть только два варианта действий: использовать сталинский метод, держа страну за горло, или предпринять что-то еще. Это «что-то еще» существенно, но сама крайняя необходимость не является решением проблемы. Россияне, может быть, и продержатся, но потрясения, вызванные падением цен на энергоносители, будут ощутимыми. Например, идея строительства «Северного потока — 2» для поставок природного газа из России в Германию уже устарела — это уже пройденный этап. На фоне пандемии и падения цен на энергоносители об этом меньше всего хотелось бы думать.

В молодости я работал в странах, которые испытывали тревогу по поводу мощи русских. Сейчас, оглядываясь в прошлое, я удивляюсь способности американских военных преувеличивать мощь России. В те времена Советский Союз был ущербной страной, прикидывавшейся великой державой. Я вижу, что это повторяется — как с Россией, так и с Китаем (это уже другая история). Люди всегда забывают, что желание построить потемкинскую деревню исходит из глубины русской души. По какой-то территории должна была проезжать царица, и чтобы скрыть от нее бедность местных жителей, вдоль железной дороги строились деревни, но взору императрицы представали только фасады домов. Эти бутафорские фасады создавали у царицы видимость процветания России, а за ними скрывалась куда более мрачная действительность.

Русский народ терпелив, и русские всегда говорят мне, что способность терпеть означает, что о России нельзя судить по иностранным меркам. Действительно, русские терпят и лишь изредка выражают возмущение и восстают. Но когда они восстают (как это было в 1917 году, или во время Второй мировой войны, когда они встали на борьбу против Германии, или когда они подняли восстание в 1991 году), они способны разрушить то, что казалось незыблемым. Русские говорят, что знают, как пережить долгую суровую зиму. Но в какой-то момент «срываются» и выходят из себя. И с учетом того, что цена на нефть сегодня составляет лишь малую часть от цены, которая необходима России для выживания (не говоря уже о процветании), трудно представить, как русские выдержат эту зиму, когда будут болезни и нищета. Поэтому я думаю, что Маркс ошибся: история началась как фарс. И может повториться как трагедия.

 


Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.