Среди веских причин, которые обычно приводятся для объяснения арабских страданий, значатся не прекращающиеся колониальные интервенции против попыток заполучить независимость и контроль над национальными ресурсами и тем самым запустить процесс развития в арабских и других странах Юга. Эти интервенции обычно называют «нефтяным проклятием», так как стратегия войны и западное господство (Соединенных Штатов в первую очередь) над регионом, его народами и национальными устремлениями не могут быть отделены от наличия в регионе огромных запасов этого стратегического товара. Именно современный империалистический капитализм превратил его из блага в проклятие.

С 1950-х годов в американской политической литературе и официальном дискурсе нефтяная часть арабского мира, то есть государства Персидского залива и Ирак, рассматривались как зона жизненно важных национальных интересов Вашингтона. Интервенциям Соединенных Штатов положило начало участие их разведки в свержении национального правительства Мохаммеда Моссадыка в Иране в 1953 году после того, как последний принял решение о национализации англо-иранской нефтяной компании, сегодня известной как British Petroleum. Мы не зря вспомнили об этом — это необходимо для обозначения колониальной природы данного стратегического товара.

Американская гегемония над миром основывалась на двух главных столпах. Это качественное военное превосходство над всеми другими странами и распространение сети баз по всему миру, особенно в нефтедобывающих государствах или вокруг них, для контроля маршрутов и проливов, по которым товар по «разумным ценам» движется к центрам капитализма. Иными словами, Соединенные Штаты были полицейским мирового капитализма в эпоху снижения своего влияния. Серьезные изменения международного баланса сил, важнейшим из которых является снижение способности Вашингтона контролировать мир и лидировать, провал в борьбе с сегодняшней пандемией, а также быстрый и непрерывный подъем незападных конкурентов, побудили американскую правящую элиту и истеблишмент принять важное решение. Речь идет о развитии американской нефтяной промышленности путем дорогостоящей добычи сланцевой нефти. Делалось это под предлогом достижения полной самообеспеченности в области энергетики и избежания зависимости от импорта нефти из опасных и нестабильных регионов, таких как Ближний Восток.

Кроме того, американские элиты говорили о возможности превращения Соединенных Штатов в одного из крупнейших производителей нефти — страна стала первой в списке в 2018 году. Решение вступило в силу в середине 2000-х годов при администрации Джорджа Буша-младшего, а позже эту политику продолжили администрации Барака Обамы и Дональда Трампа. Именно этот шаг и его геополитический контекст, а не экономические показатели, позволяют реально оценить структурные предпосылки исторического обвала цен на нефть в Америке.

Что касается экономических причин обвала цен на американскую нефть, то наиболее популярной версией является влияние последствий пандемии коронавируса на мировую экономику, а также итоги ценовой войны между Россией и Саудовской Аравией, которая завершилась после заключения нового соглашения между ними в прошлом месяце.

По мере распространения коронавируса экономическая активность и темпы производства на планете значительно снизились, наряду с перемещением людей внутри или между странами, что привело к снижению спроса на нефть на 30% за несколько недель, а затем и к падению цен. За этим последовала ценовая война между Россией и Саудовской Аравией. Она началась с того, что обе стороны повысили уровень добычи нефти и конкурировали, снижая цены до такой степени, что предложение на мировом рынке увеличилось беспрецедентным образом.

Эти два события оказали катастрофическое воздействие на дорогостоящую сланцевую нефтедобычу в США, которая не может позволить себе подобное снижение цен на нефть. Что еще хуже для нее и американской нефтяной промышленности в целом, так это то, что стратегические запасы нефти в стране заполняются на 70-80%, что приводит к снижению внутреннего спроса. Превращение нефти в финансовый продукт, объект спекуляций на биржах, означает, что в нынешних обстоятельствах спекулянты покупают нефтяные контракты и не имеют возможности продавать их по разумным ценам или хранить нефть, и потому соглашаются продавать их по низким ценам. Как считает Управление по энергетической информации, независимое статистическое агентство Министерства энергетики, Соединенные Штаты вернутся к статусу нетто-импортера нефти в этом году. Это значит, что проект самообеспечения в нефтяной отрасли потерпел неудачу.

Экономические объяснения ситуации не учитывают ключевую роль политических и геополитических факторов. О мировой экономике говорят как об отдельном пространстве, далеком от баланса сил и конфликтов между международными игроками. Казалось бы, она управляется невидимой рукой рынка и законом спроса и предложения в отрыве от других факторов. Эксперты признают, что помимо мотивов Москвы и Эр-Рияда увеличить добычу нефти и снизить ее цену, несмотря на конфликты между ними, существует общее желание нанести сильный удар по конкуренту — американской сланцевой нефтедобыче. Была ли готова, например, Россия 20 годами ранее принять такое решение в условиях дисбаланса власти между ней и Соединенными Штатами? Последние не остановили свои попытки окружить Россию путем расширения НАТО на восток, развертывания систем противовоздушной обороны у ее границ и организации цветных революций в этом регионе, не наблюдая при этом противодействия с ее стороны.

Решение о снижении цен на нефть носит политический характер и является ответом на санкции США, наложенные на компании, работающие в рамках проекта «Северный поток — 2» между Россией и Германией. Постоянные изменения в международном балансе сил и возможности, предоставленные в условиях пандемии, сделали возможным то, что еще вчера было невозможно. То же самое относится и к Саудовской Аравии. Несмотря на тесные отношения, которые связывают наследного принца Мухаммед бен Салмана и команду Трампа, еще несколько лет назад она не осмелилась бы сделать шаг, который бы нанес ущерб интересам Америки, но сегодня королевство делает это, видя сокращение влияния союзника.

Это правда, что ценовая война прекратилась после принятия соглашения между членами ОПЕК+ в конце прошлого месяца и американской просьбы, но ее беспрецедентное влияние на отрасль сланцевой нефтедобычи может значить, что в будущем она не восстановится. Это цель российской и саудовской сторон, как мы упоминали выше. Решение американских элит инвестировать значительные средства в огромную отрасль сланцевой нефтедобычи, принятое десять лет назад, является геостратегическим, а не экономическим решением, тесно связанным с неспособностью государства нести бремя и издержки своей роли полицейского мирового капитализма в течение неопределенного периода времени. Элита хотела самообеспеченности в энергетической сфере, учитывая перспективы непредвиденных событий на Ближнем Востоке и распада американских альянсов в пользу международных конкурентов. Перспективы обвала цен на нефть для американской экономики и общества весьма пессимистичны. Вне всяких сомнений, нефтяное проклятие после проклятия коронавируса ускорит переход к постзападной эпохе, которая, по мнению многих, откроет окно возможностей для лучшего будущего.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.