«Компании десять лет. <…> Если две недели назад я была средним бизнесом, то сегодня я — микробизнес», — с такими словами Анастасия Татулова обратилась неделю назад к президенту.

Путин организовал встречу с предпринимателями, потому что возникло недовольство в связи с решением о нерабочих днях, во время которых предприятия ничего не зарабатывают, но при этом должны продолжать платить заработную плату сотрудникам.

Встречу транслировали по телевидению, и можно было видеть, как Татулова едва не плачет, когда просит о помощи: необходимо субсидирование зарплат, «вы не представляете себе, как нам больно».

«Здесь у нас есть обратная связь», — отметил Путин.

С 2 тысяч до 120 сотрудников

Анастасия Татулова — образцовый предприниматель, лауреат премий. Она — основательница сети семейных кафе «Андерсон», специализирующихся на детских днях рождениях и успешно занявших эту нишу. Почти 60 филиалов, 2 тысячи сотрудников, — а потом начался кризис.

С конца февраля из-за коронавируса резко снизился поток посетителей, а падение цен на нефть потянуло за собой вниз и курс рубля. Татуловой пришлось закрывать одно кафе за другим. Из 2 тысяч сотрудников она смогла сохранить 120 человек: они продолжают работать на собственной фабрике предприятия.

Фабрика осуществляет поставки в несколько супермаркетов, есть взаимопомощь. Но как платить зарплаты, Татулова не знает.

С доходов от фабрики можно по крайней мере оплачивать электроэнергию. Остальное будет разделено среди сотрудников. «Мы садились с каждым в отдельности и спрашивали: сколько тебе нужно, чтобы сводить концы с концами? Менеджеры говорили: несколько месяцев мы справимся без заработной платы — сначала нужно вытянуть компанию из болота», — рассказывает Татулова.

Без «подушки безопасности» во время кризиса

Аналогичные проблемы — у частного детского центра развития «Маленький принц», основанного Виталией Кашиной 15 лет назад. И у нее тоже нет «подушки безопасности», все деньги — в обороте компании. Всего один месяц без доходов может все разрушить, даже при том, что двенадцать воспитательниц готовы остаться без апрельской зарплаты.

Кашина говорит, что сохраняет надежду на лучшее, но шансы уже близятся к нулю. Апрель выпадает. Затем идет май, но из-за большого количества праздников это всегда сложный месяц. Да и не факт, что тогда вообще кто-то сможет позволить себе оплачивать услуги центра для ребенка, говорит предпринимательница.

Три миллиона компаний на грани гибели

Российская торговая палата предостерегала в марте, что три миллиона компаний среднего и малого бизнеса находятся на грани гибели. И без того истощенные кризисом, теперь они должны до конца апреля платить зарплаты, не имея доходов: Путин продлил нерабочие дни. Увольнять людей тоже нельзя.

С одной стороны, это правильно, говорит известный экономист Рубен Ениколопов. Только продолжительная самоизоляция может замедлить распространение вируса. Но все это сработает, только если государство оперативно поможет компаниям.

Субсидирование — это сейчас обязанность государства. Для многих компаний уже на следующей неделе встанет вопрос о выживании. Те же проблемы будут и у сотрудников. У подавляющего большинства людей нет накоплений, им необходима заработная плата. Если государство сейчас не поможет компаниям, возникнут огромные социальные проблемы.

Банкротство или уход?

Анастасия Татулова увольняла своих сотрудников в марте, еще до запрета. Сердце у нее болело, но выбора не было. В ее рабочем чате сейчас только две темы — банкротство и уход. Сама она пытается всеми средствами спасти «Андерсон».

Государство никогда не облегчало жизнь компаний, в России все еще царит мнение, что можно «доить» частную экономику, рассказывает она. Предпринимательство существует только в последние 30 лет. А в правительстве сидят в основном чиновники, причем часто потомственные, и они ничего в этом не понимают. Иначе она не может объяснить новое регулирование.

«Я должна продать почку?»

«У меня нет Maserati и дома в Монако. Все, что я заработала в последние десять лет, находится в компании, — рассказывает предпринимательница. — Я работаю круглые сутки. А сейчас нам говорят: нам все равно, как вы это сделаете, но вы должны платить. И как они себе это представляют? Откуда? Я должна продать почку?»

Рубен Ениколопов считает, что на кону давно стоит намного больше, чем экономическое существование. «Государство теряет доверие экономики — и доверие граждан. Оно нам сейчас показывает, на что у него есть право. Но когда речь идет об обязанностях — например, об экстренной экономической помощи, — оно уходит в тень».

Из окна офиса Татуловой видно ее фабрику. Там пробуют новый рецепт пирожных с заварным кремом. Их заказала небольшая сеть. Немного денег. Это поможет немного дольше балансировать на грани пропасти, говорит она.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.