Очередной раунд переговоров между представителями России, Украины и Европейской комиссии по вопросу о продолжении транзита российского газа через украинскую ГТС завершился без каких-либо очевидных результатов. Главный итог — стороны договорились продолжить переговоры в ноябре. Но утверждать, что им удастся договориться, я бы не спешил.

Тактика, которую избрали представители российской стороны на переговорах, полностью совпадает с тактикой Кремля в ситуации с подготовкой к саммиту Нормандской четверки. Москва ставит президенту Украины Владимиру Зеленскому одно условие за другим. И как только они выполняются, появляются новые требования, без согласия с которыми Владимир Путин отказывается обсуждать даже дату проведения встречи.

Российские энергетики пошли тем же путём. Сама необходимость проведения переговоров возникла потому, что 31 декабря 2019 года завершается срок действия контракта по транзиту российского газа через территорию Украины. При этом в достижении согласия заинтересованы все три стороны.

Украина — потому что хочет сохранить прибыль от транзита. Европейцы — потому что не хотят замерзнуть, если Москва и Киев не найдут взаимопонимания. Россия — потому что до конца 2019 года все равно не удастся завершить строительство альтернативных трубопроводов (прежде всего, Северного потока — 2), и договоренность с Киевом — это необходимость.

Когда российская и украинская делегации во время прошлого раунда переговоров достигли взаимопонимания относительно подписания соглашений по нормам европейского законодательства, в Брюсселе решили, что договоренность — на расстоянии вытянутой руки, осталось лишь согласовать срок контракта и объемы газового транзита. И, кстати, в своих предложениях ЕС пошел навстречу Москве: с одной стороны, предложено заключить контракт на 10 лет, как того хотели в Киеве, но с другой — появилась идея о возможности его пересмотра спустя первые пять лет. Да и объемы поставок заложены явно не критичные для Газпрома.

Однако российская делегация предложила принципиально новый подход к заключению соглашения. Для перехода к обсуждению параметров договора о транзите Киеву нужно урегулировать все вопросы, касающиеся исков к Газпрому в Международный арбитраж (разумеется, проигранных Газпромом), отказаться от штрафа, который украинский Антимонопольный комитет наложил на Газпром, и согласиться с прямыми поставками российского газа в Украину.

Нафтогазу предложено отказаться от миллиардов долларов и одновременно попасть в многолетнюю зависимость от поставщика сырья. По сути, речь идёт о возвращении Украины в эпоху Виктора Януковича.

При этом Газпром выигрывает в любом случае. Если Киев согласится на его условия, это будет означать, что Украина вновь попадает в энергетическую кабалу. А если не согласится? Тогда Москве будет проще — даже при испуганном содействии Еврокомиссии — предложить перенести решение вопроса на 2020 год. А до этого времени продлить на год действие уже истекающего транзитного контракта.

Казалось бы, всем удобно. Но вовсе нет, нужно просто понять российский замысел. В 2020 году Северный поток — 2 будет, наконец, достроен, и Россия получит возможность отбросить церемонии и заговорить с Украиной языком шантажа. При этом и у Еврокомиссии не будет столь серьёзной заинтересованности в посредничестве, так как и опасности замерзнуть у стран-покупателей больше не будет.

Зато опасность серьёзного конфликта на востоке Европы значительно увеличится.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.