Газопровод с особым статусом

Развивая сотрудничество с Россией в газовом секторе, Германия одновременно развивает и систему газовой инфраструктуры для улучшения снабжения российским газом. При этом эта инфраструктура иногда выводится из-под прямого применения законодательства ЕС и получает особый статус для управления или использования. Так, в частности, произошло с трубопроводом OPAL, который был построен для продолжения газопровода «Северный поток».

В феврале 2009 года немецкий регулятор Bundesnetzagentur (BNetzA) вывел газопровод из-под действия немецкого антимонопольного законодательства на 22 года, мотивируя решение, среди прочего, и тем, что OPAL объединил рынки Германии и Чехии. В том же году Европейская комиссия приняла решение вывести 50% мощностей газопровода из-под требований Третьего энергетического пакета в части доступа третьих сторон (т. н. third party access).

Объем бронирования мощностей мог бы быть выше только в случае, если бы Газпром (или другой поставщик) реализовал так называемый gas release program — продажу минимум 3 миллиардов кубометров газа через аукционы для стимулирования конкуренции на рынке газа Чехии. Эту опцию так и не запустили — похоже, Газпром и не собирался ее реализовывать.

Еще больше льгот Газпрому?

В 2016 году немецкий регулятор Bundesnetzagentur уведомил Еврокомиссию о своем намерении изменить условия использования газопровода и увеличить доступ Газпрома к использованию мощностей OPAL. Комиссия согласилась и осенью 2016-го года своим решением открыла возможность для Газпрома использовать до 80% мощностей OPAL, не учитывая стоимость мощностей других газопроводов. Уже тогда НАК Нафтогаз Украины заявил о несовместимости такого решения с положениями Договора об учреждении Энергетического сообщества и возможном злоупотреблении Газпромом своей доминирующей позиции в странах Центральной и Восточной Европы.

В декабре 2016о года польская компания PGNiG ST подала иск в суд Европейского союза с требованием остановить решение Европейской комиссии, поскольку оно нарушало принципы энергетической солидарности. А в марте 2017 года НАК Нафтогаз Украины подал иск в Общий суд Европейского суда с требованием отменить решение Еврокомиссии как нарушаещее ст. 274 соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС. В конце концов, 10 сентября Европейский суд в ответ на иск PGNiG ST признал, что эта основа функционирования ЕС была нарушена Европейской комиссией. Теоретически комиссия может подать апелляцию на это решение суда, но она должна быть ограничена только правовыми вопросами. Такая апелляция может быть подана в течение двух месяцев и 10 дней с момента оглашения решения суда.

Польская сторона активно комментирует положительные результаты судебного решения. Министр энергетики Польши Кшиштоф Тхужевский приветствовал такое решение суда и заявил, что оно является обеспечением энергетической безопасности не только Польши, но и Литвы, Латвии, Эстонии и Украины. Ведь украинский транзит газа мог бы быть полностью остановлен в случае полного контроля Газпрома над газопроводом OPAL. А по оценкам президента польской государственной нефтегазовой компании PGNiG Петра Возняка, такое решение суда ЕС повлечет падение объемов поставляемого газа через «Северный поток» с 60 до 40 миллиардов кубометров в год, а объем транзита российского газа через Украину увеличится на 12,5 миллиарда кубометров в год.

«Северный поток — 2» под ударом

Если логика решение суда может быть использована для другого газопровода в Германии — EUGAL, который является продолжением «Северного потока — 2», то это может привести к существенному подорожанию и этого проекта Газпрома. Это даст дополнительные аргументы для сохранения транспортировки газа территорией Украины, добавив новые козыри украинской стороне для переговоров в Брюсселе, которые состоятся уже на следующей неделе. Впрочем, друзья Газпрома также не собираются сдаваться.

Пока страны Центральной и Восточной Европы празднуют победу в деле OPAL, немецкая сторона готовит следующее решение, которое тоже будет касаться украинского транзита. Речь идет о проекте закона, который должен имплементировать Директиву 2019/692/EC — изменения к так называемой Газовой директиве. Это именно те изменения, которые требуют распространять правила газового рынка ЕС на трубопроводы, проложенные из стран, не являющихся членами ЕС, и в первую очередь касаются Nord Stream-2.

Согласно новому законодательству, на такие газопроводы должны распространяться правила внутреннего рынка ЕС, а именно — доступ для третьих сторон, анбандлинг (разделение видов бизнеса компании — прим. ред.), не дискриминационные тарифы и прозрачность. Страны ЕС должны имплементировать директиву до февраля 2020-го года. Однако, здесь немецкая сторона творчески интерпретировала законодательство ЕС в процессе его имплементации.

Соответствующий законопроект министра экономики и энергетики Петра Альтмаера, предусматривающий внесение изменений в закон по электро — и газоснабжению, был утвержден федеральным правительством 28 августа. Уже сейчас этот законопроект требует внимания со стороны не только Европейской комиссии, но и Украины. Прежде всего речь идет о пунктах 28b и 28c, которые потенциально могут продвигать интересы Газпрома, а именно — освобождение от выполнения пунктов, которыми регулируется вопрос анбандлинга. В частности, для газопроводов предусмотрены условия, при которых ответственный регулятор будет снимать на определенный период требование анбандлинга.

Также упоминается о возможности возврата инвестиций и о роли газопровода для энергетической безопасности. Например, компания FNB Gas, комментируя законопроект, уже отметила, что «Северный поток — 1» и «Северный поток — 2» «вносят огромную лепту» в энергетическую безопасность Германии и ЕС в целом. Теоретически, такая версия, являющаяся попыткой обойти полноценную имплементацию директивы, может быть заблокирована Европейской комиссией. Но опыт с OPAL свидетельствует, о том, что сценарии развития событий могут быть разные.

Российский монополист и его союзники довольно умело уклоняются от требований права ЕС, получая эксклюзивные условия для своего бизнеса. Поэтому, празднуя, стоит оставаться более внимательными к новым немецким особенностям европейского законодательства.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.