Атомная энергетика — это один из элементов российской энергетической и внешней политики. Атомные технологии традиционно выступают экспортным товаром россиян, которые стремятся претворить в жизнь свои проекты, в том числе в Центральной и Восточной Европе. Несмотря на проблемы, связанные с недоверием к российским технологическим решениям (эффект Чернобыльской катастрофы) и к самой России в качестве бизнес-партнера, эта страна успешно реализует свои глобальные амбиции и вступает в конкуренцию с другими странами за влияние на престижном рынке нашего региона.

Украина. Очко в пользу компании «Вестингауз»

Украинский энергетический сектор зависит от атомных электростанций. Сейчас у нашего восточного соседа работает 15 ядерных реакторов (их общая мощность составляет 13,835 ГВт). Оператор электростанций компания «Энергоатом» рассчитывает, что доля атомной энергии в общем объеме производства достигнет уровня в 50-52%. При этом украинцы зависят от российских технологий, услуг и поставщиков. Реакторы ВВЭР-440 и ВВЭР-1000 производятся в России, а топливо поставляет дочерняя компания «Росатома» «ТВЭЛ».

В рамках планов по развитию Украина планирует обрести независимость от Москвы и в этом секторе. Самого большого прогресса удалось добиться в области поставок ядерного топлива. В 2008 году Киев, претворяя в жизнь стратегию по диверсификации, впервые завязал сотрудничество с американской компанией «Вестингауз», что вызвало недовольство прежних поставщиков. Договор заключен на срок до 2025 года (с россиянами — до 2020). В период с января по май 2019 года Украина закупила 25,4% топлива для реакторов у России, а 74,6% — у «Вестингауза» (с его завода в Швеции).

Представители российской стороны и «Росатома» уже неоднократно намекали, что договор с западным производителем может негативно сказаться на безопасности работы АЭС. Однако до сих пор, как мы видим, никаких серьезных инцидентов не произошло. Следует отметить, что Москва — по меньшей мере из репутационных соображений — вряд ли будет препятствовать поставкам, поскольку это может отразиться на судьбе будущих проектов «Росатома» в других странах. Ведь как можно заключать контакт с компанией, которая по политическим причинам прекращает, например, продавать ядерное топливо?

Чехия. Проблемы с финансированием. «Росатом» выжидает

Чешская Республика — это еще одна страна, которая старается развивать атомную энергетику, чтобы обеспечить себе энергетическую безопасность. Сейчас шесть реакторов дают ей примерно 30% энергии. Развитие тормозит тот факт, что строительство новых реакторов требует больших инвестиций, а Прага не может определиться, какую модель финансирования выбрать.

В начале июля чешские СМИ сообщили, что удалось завершить многолетние споры о поиске средств на строительство новых объектов, за которое должны были отвечать две фирмы, связанные с «Чешским энергетическим предприятием (ČEZ). Приоритетом для чешского руководства является развитие АЭС «Дукованы». Новая инвестиция, как и дополнительные реакторы на АЭС «Темелин», обойдется в сотни миллионов крон. Сейчас интерес к строительству проявляют шесть компаний: «Росатом», «Электрисите де Франс» (EDF), «Кореа гидро & нуклеар пауэр» (KHNP), «Чайна дженерал нуклеар пауэр» (CGNP), французско-японский консорциум компаний «Арива» и «Мицубиси», а также «Вестингауз». Переговоры начались в 2017 году. В 2018 глава чешского министерства промышленности Марта Новакова (Marta Nováková) заверила, что Прага не будет принимать во внимание решение, которое использовала Венгрия, где строительство АЭС финансируется из кредита в размере 10 миллиардов евро, полученного у «Росатома», при этом контрагент может частично покрыть стоимость инвестиции. Россияне тем временем продолжают вести борьбу за Чехию: российский производитель ядерного топлива «ТВЭЛ» и чешский исследовательский центр «Ржеж» заключили договор о сотрудничестве в сфере материаловедческих исследований.

В ноябре 2018 года Прагу, в свою очередь, посетил с визитом министр энергетики США Рик Пери (Rick Perry), склонявший чехов задуматься об американских технологиях не только из-за их качества, но из-за прозрачности в ведении бизнеса, которую, в отличие от россиян, могут предложить американцы. Здесь мы видим намек на конкуренцию с Россией. Чехи наверняка будут рассматривать ее кандидатуру, однако им придется учесть появившуюся в Центральной и Восточной Европе тенденцию: в последнее время страны этого региона пытаются обрести независимость от РФ. В Чехии эта тема наверняка найдет больше понимания, чем в Венгрии с ее пророссийским руководством.

Венгрия. Очко в пользу России

В случае Венгрии все ясно: она считает совершенно приемлемым сотрудничество с Россией в сфере энергетики, в том числе атомной, несмотря на то, что входит в состав «Вышеградской четверки» и состоит в ЕС. Главный фактор, как утверждает Виктор Орбан, это цена.

Сейчас в Венгрии работает четыре реактора, на которых производится 50% энергии в стране. В 2009 году венгерское правительство одобрило план по строительству двух новых реакторов ВВЭР-1200, закрепив его договором с «Росатомом». Критики проекта говорят, что из-за него зависимость Будапешта от России возрастет, но венгерское руководство не придает этому значения. В июне наш портал сообщал, что на территории будущей АЭС «Пакш-2» началось возведение первых зданий строительно-монтажной базы.

Россия в рамках договора предоставила Венгрии кредит в размере 10 миллиардов евро, а та вложила в проект 2 миллиарда. Будапешт рассматривал вариант покупки европейского реактора EPR у компании «Арива», ATMEA-1 у консорциума «Арива» — «Мицубиси», ВВЭР-1000 или ВВЭР-1200 у российского «Атомстройэкспорта», AP1000 у «Вестингауза», а также корейского APR-1400. В октябре 2013 года Будапешт даже подписал с Южной Кореей договор о сотрудничестве в ядерной отрасли, но, как мы видим, Россия оказалась более успешной. Любопытная деталь: в течение первых десяти лет топливо для реакторов будет поставлять «ТВЭЛ». Таким образом Росси обеспечила себе стабильное положение на рынке, ограничив доступ к нему конкурентов.

Словакия

Эта страна располагает четырьмя реакторами ВВЭР-440 модели В213 (АЭС «Моховце» и «Богунице»), на которых производится примерно 50% электроэнергии в стране. По этому показателю Словакия занимает второе место в Европе, а поэтому она представляет интерес с точки зрения экспортной стратегии «Росатома».

В первую очередь следует отметить, что Братислава полностью зависит от российских компаний как при закупке газа, так и при закупке ядерного топлива (его поставляет «Росатом»). В июне российская госкорпорация подписала соглашение с компанией «Словенске электрарне» на импорт топлива в 2022-2026 годах. Есть вероятность, что действие договора продлят до 2040 года.

Румыния

Эта страна представляет собой очень интересный пример. В 1970 году она выбрала канадский ядерный реактор CANDU, а не российский ВВЭР-440. С тех пор никаких попыток России выйти на румынский рынок не наблюдалось. Технологии поступали из Канады, Италии и США. Сейчас в Румынии работает два реактора на АЭС «Чернавода», их доля в общем объеме производящейся энергии составляет 15-20%. В эксплуатацию планируется запустить также третий и четвертый энергоблоки, строительство которых должны довести до конца компания «Нуклеарэлектрика» и концерн «Чайна дженерал нуклеар пауэр». Там будут работать два тяжеловодных ректора CANDU 6 мощностью 700 МВт.

Польша. Бесконечная атомная история

Как выглядит ситуация в Польше? Наши соседи развивают свои атомные программы, а польские власти до сих пор не могут принять решение по поводу строительства АЭС, хотя представители министерства энергетики продолжают утверждать, что атом необходим нам, в частности, для реализации целей в сфере климатической политики.

Как гласит прошлогодний доклад Верховной контрольной палаты, сейчас «работы находятся на таком этапе, что запуск в эксплуатацию произойдет не ранее 2030 года». «Из-за отсутствия решений по поводу выбора технологии для атомной электростанции, а также компании, которая займется реализацией инвестиции, и модели финансирования произошло многолетнее отставание от графика. В итоге Программа польской атомной энергетики де-факто устарела», — подчеркивается в документе.

Энергетическая стратегия Польши до 2040 года предполагает, что первый реактор будет построен до 2033 года. Дискуссии по поводу того, к кому обратиться за помощью в реализации инвестиции, продолжаются. К сожалению, потенциальные поставщики технологий не знают, каким техническим и правовым нормам должно отвечать их предложение. В качестве возможных партнеров называются: французские «Арива» и «Электрисите де Франс» (она располагают европейским реактором EPR), «Кореа гидро & нуклеар пауэр» (APR-1400), «Чайна дженерал нуклеар пауэр» (она уже инвестирует в Европе и предлагает, в частности, реактор «Хуалонг-Уан» HL1000/HPR1000), «Вестингауз» (она специализируется на производстве кипящих водо-водяных реакторов BWR) и «Канду энерджи», которая производит тяжеловодные реакторы EC6.

12 июня общественность взволновала новость о появлении польско-американского меморандума на тему сотрудничества в сфере атомной энергетики, который дал некоторые основания предполагать, что Польша ориентируется, скорее, на западных поставщиков.

Остается еще, конечно, «Росатом», однако, в этой роли Варшава его не видит по политическим причинам и соображениям безопасности. Польша не считает Россию надежным бизнес-партнером, что находит отражение, например, в сфере газовой энергетики. Политики пока не высказываются на тему потенциального присутствия россиян в нашей стране, но эксперты подчеркивают, что хотя «Росатом» — это компания, которая обладает весом на международном рынке, возможность покупки его технологий польская сторона не рассматривает из опасений, связанных как со сферой бизнеса, так и политики.

Как реагирует на это сама Россия? В 2016 году в беседе с Польским агентством печати Дмитрий Суханов подчеркнул, что, если будет объявлен конкурс, «Росатом», возможно, примет в нем участие. С другой стороны, следует отметить, что принадлежащая этой госкорпорации российская компания «ТВЭЛ» в 2015 году выиграла тендер на поставку топлива для польского исследовательского реактора «Мария». Сотрудничество с россиянами, таким образом, не было бы чем-то совершенно новым, но это не должно становиться основанием для того, чтобы рассматривать «Росатом» в качестве одной из компаний, которая могла бы заняться строительством первой АЭС в Польше. Напряженная ситуация на международной арене после аннексии Крыма в 2014 году сделала перспективы сотрудничества с Россией еще более туманными. Если Польша выберет в итоге американские технологии, то атомная энергетика станет еще одной сферой — наравне с газовой — в которой россияне уступят в нашей стране американцам.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.