В понедельник, 24 июня, Роспотребнадзор, российская федеральная служба защиты прав потребителей, объявил о том, что он усиливает контроль над импортом алкогольной продукции из Грузии. В своем заявлении служба подчеркнула, что эти изменения обусловлены необходимостью обеспечить безопасность населения. Однако выбор момента для этого шага — на фоне эскалации напряженности в отношениях между двумя бывшими советскими республиками — говорит сам за себя.

Намек на возвращение к режиму торгового эмбарго, введенного в 2006 году, очевидно, является недвусмысленным предупреждением для властей Грузии, чтобы те взяли под контроль антироссийские протесты.

Протесты в Грузии начались в четверг, 20 июня, в ответ на то, что руководитель российской делегации занял кресло спикера грузинского парламента. В первый и самый бурный день протестов в столкновениях с полицией было ранено 240 человек, и четыре человека лишились зрения.

Кремль отреагировал на такое проявление «русофобии» чрезвычайно резкой риторикой и не менее резкими политическими мерами. В пятницу, 21 июня, президент России Владимир Путин подписал указ о запрете российским авиакомпаниям выполнять рейсы в Грузию. В воскресенье, 23 июня, такой же запрет был введен и для грузинских авиакомпаний. Оба эти запрета, названных «мерами по обеспечению безопасности», вступят в силу 8 июля, то есть в самом начале российского сезона отпусков.

Перспектива введения винного эмбарго обсуждалась в российских пропагандистских телешоу в воскресенье вечером.

«И зачем грузинское вино? Уж точно безо всех этих бутылок на наших прилавках никто здесь от жажды не умрет», — рассуждал Дмитрий Киселев в своей еженедельной итоговой программе «Вести недели». По его словам, у России большой опыт в ведении торговых войн.

В понедельник, 24 июня, президент Грузии Саломе Зурабишвили обвинила «пятую колонную, верную Кремлю», в подстрекательстве к беспорядкам.

Враждебность по отношению к Кремлю сохраняется на довольно высоком уровне в Грузии: в 2008 году Россия вторглась на территорию этой страны, а затем Москва признала независимость и установила свое военное присутствие в двух сепаратистских районах, Абхазии и Южной Осетии.

Перспектива нового эмбарго напомнила многим о тех нескольких годах, которые предшествовали войне 2008 года.

Тогда, как и сейчас, Россия усилила экономическое давление, введя санкции под предлогом необходимости соблюдать санитарные нормы. Тогда санкции были плохо завуалированным предупреждением для тогдашнего президента Михаила Саакашвили с его евроатлантическими устремлениями. Эмбарго 2006 года касалось не только грузинских вин, но и минеральной воды «Боржоми», которая прежде продавалась в России повсюду. В момент введения того запрета на долю «Боржоми» приходилось 13% российского рынка. Грузинскому производителю так и не удалось восстановить свои позиции на российском рынке после отмены эмбарго в 2013 году.Между тем грузинские вина очень быстро вернулись на российский рынок после отмены запрета, и сейчас на их долю приходится более 70% всего грузинского экспорта. Россия до сих пор неспособна производить вина, которые могли бы сравниться со знаменитыми грузинскими красными винами. Однако Россия стремится стимулировать свою винодельческую промышленность, и это вполне может повлиять на ее политику в дальнейшем.

Угрожая новыми санкциями, Кремль сознательно наносит удар по больной точке. Грузия имеет богатые традиции виноделия и вполне может претендовать на звание старейшего производителя виноградного вина в мире.

Во время пресс-конференции в понедельник, 24 июня, пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков подчеркнул, что новые меры не являются политически мотивированными.

По его словам, это временные ограничения, которые будут сняты в тот момент, когда ситуация возвратится в «нерусофобское русло».

Грузия пока не выступила с официальным ответом на угрозу эмбарго, но в понедельник, 24 июня, грузинское агентство по туризму подтвердило, что оно возобновит практику вручения бесплатной бутылки грузинского вина каждому туристу, прибывающему в аэропорты страны.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.