Аннексированный украинский полуостров — огромная «потемкинская деревня». После «референдума» Кремль и его ставленники в республике анонсировали множество проектов в сфере информационных технологий, курортного строительства и модернизации инфраструктуры. Крымчанам обещали приток инвестиций и туристов. В итоге за почти три года аннексии полуостров превратился в серую провинцию.


Крымские «власти» признались, что на полуострове нельзя создать полноценный горнолыжный курорт. Как сообщил республиканский «министр» курортов и туризма Сергей Стрельбицкий, у местных чиновников и предпринимателей нет соответствующих ресурсов.


«У нас нет шансов сделать в Крыму горнолыжный курорт по многим причинам. И мое пребывание в Сочи на Красной Поляне меня еще больше в этом убедило. У нас очень много нюансов, связанных с тем, что наш климат не позволяет этого сделать. У нас снег лежит не так долго в Крыму, как это необходимо. Другой момент — нет запаса тех ресурсов, которые бы обеспечивали искусственный снег, как это делается. Это не лично мое мнение — это мнение специалистов», — заявил Стрельбицкий.


Теперь вместо лыжного курорта «власти» предлагают потенциальных туристам «зимние путешествия» по горному Крыму, надеясь, что подобное предложение заинтересует россиян. Под шумок развития «пешего туризма» они планируют полностью зачистить плато Ай-Петри. Якобы уже разработана концепция развития этой территории. Хотя еще летом 2015 года в «совмине» сформировали два инвестиционных предложения по созданию лыжного курорта в районе Алушты: горы Демерджи и Чатырдаг. Первый на площади 5 га и объемом базы отдыха на 300 человек, второй — на 3 га и 200 человек соответственно. На Демерджи предпринимателям предложили вложить около 14 млн. долларов, на Чатырдаге — около 6 миллионов «баксов». В обоих случаях заявленный срок окупаемости составлял около шести лет. То есть на тот момент никаких проблем с искусственным снегом не было.


История с крымским «горнолыжным курортом» весьма показательна. Кремль и его ставленники на полуострове вынужденно признают, что заявленные прежде громкие проекты — пропагандистская пустышка. Чем глубже полуостров погружается в «родную гавань», тем отчетливо видны серость и убогость российской повседневности. Реальная картина разительно отличается от той, которую рисовали перед крымчанами в марте 2014 года. Сторонники Кремля бежали на «референдум», рассчитывая на щедрый социальный пакет, миллиардные вливания из федерального бюджета, потоки инвестиций, появление высокооплачиваемых рабочих мест и вообще превращение региона в «жемчужину России».


Весной 2014 года московские пропагандисты пытались уехать на встречных поездах, обещая оболваненному населению все подряд: параллельное развитие промышленности и рекреационного потенциала полуострова, что в цивилизованных странах является нонсенсом. Промышленность давит на экологию, уничтожая туристическую отрасль. Жителей убеждали, что в обозримой перспективе Крым составит конкуренцию турецким или египетскими курортам, а «богатые» россияне толпами повалят в республику. Наивные сторонники аннексии рассчитывали, что Россия завалит их «халявными» деньгами.


Несостоявшийся «горнолыжный курорт» — лишь один из эпизодов российского прожектерства на захваченном полуострове. Приведем примерный список провальных «крымских Нью-Васюков». Стоит оговорить, что в перечень попали громкие проекты, которые Москва и ее ставленники с помпой анонсировали.


Создание крымского аналога «силиконовой долины» — центра передовых информационных технологий. Был заявлен «вице-премьером» Дмитрием Полонским и поддержан «главой» республики Сергеем Аксеновым. Якобы под него даже выделили землю в Симферополе — около 57 гектар в районе аэропорта. В апреле 2015 года на «экономическом форуме» в Ялте презентовали проект «Цифровая долина». Назначили ответственного секретаря группы по созданию этой самой «долины». Представители министерства по делам Крыма, которое впоследствии разогнали, рассказывали, что к проектам подключат корпорации «Ростех», «Ростелеком» и ГЛОНАСС. Проект заглох. Последний, кто о нем вспомнил, — «ректор» так называемого крымского федерального университета Сергей Донич. Он заявил, что специалисты его вуза работают над созданием собственной операционной системы, чем рассмешил специалистов в области информатики.


Несостоявшиеся игорные зоны. Президент России Владимир Путин еще летом 2014 года подписал закон по их созданию в Крыму. Тогда руководство Ростуризма обещало, что к 2016-2017 году республиканские курорты выйдут на мировой уровень оказания услуг и качества предлагаемых развлечений. В итоге запланированная игорная зона сжалась до уровня санатория «Жемчужина» в поселке Гаспра. Имя инвестора держат в секрете, дабы он не попал под санкции. То есть речь идет только об одном казино. Когда именно его запустят, неизвестно. Но чиновники заранее предупредили общественность, что ждать наплыва туристов-игроков не стоит. Так называемый глава комитета «госсовета» по курортному комплексу Алексей Черняк попытался сделать хорошую мину при плохой игре. Дескать, «власти» и не рассчитывали на приезд российских толстосумов, которые привыкли играть в карты в ЕС. Хотя еще в октябре прошлого года «глава администрации» Ялты Андрей Ростенко заверил московских пропагандистов, что запуск игорной зоны обеспечит приток денег на ЮБК и поможет решить социальные задачи.


Строительство парка развлечений «Диноленд» под Бахчисараем, который должен был состоять из тематических частей: «Дикий Запад», «Ярость динозавров» и «Космос». Планируемый объем инвестиций — 150 миллионов долларов. «Министерство» экономики республики отчиталось, что подобрало участок на 65 гектаров, располагает подготовленными концепцией, маркетинговым планом и эскизным проектом. Якобы договорились с поставщиками оборудования. Уже полтора года о проекте ничего не слышно. Аналогичная судьба постигла проект создания тематического парка «Царьград», посвященного истории Крыма и Причерноморья. Его намеревалась построить французская фирма Puy du Fou International Филиппа де Вилье. В августе 2014 года он оказался в Крыму по приглашению своего партнера — «православного олигарха» Константина Малофеева, который «отличился» в ходе аннексии украинского полуострова. Предполагалось, что объем инвестиций составит около 4 млрд рублей. Сергей Аксенов, подписав соответствующее соглашение с де Вилье, заявил, что европейские предприниматели могут работать в Крыму, не опасаясь последствий. Французы планировали завершить работы к 2019 году, но уже два года о «Царьграде» нет новостей.


Проект освоения Газпромом крымского шельфа и приобретения Черноморнефтегаза. В начале аннексии нелегитимный крымский парламент «национализировал» добывающую компанию, планируя выставить ее на торги. Покупатель был известен заранее — российский газовый монополист. Планировалось, что Черноморнефтегаз станет структурным подразделением Газпрома, и Москва будет напрямую красть газ с украинского шельфа. Тогда еще менеджмент госкорпорации не верил в реальность западных санкций. Ситуация изменилась ближе к осени, когда стало ясно, что американцы готовы больно бить по рукам за работу в Крыму. Газпром отказался от поглощения украденного «Черноморнефтегаза».


Многочисленные проекты по развитию курортного потенциала западного Крыма и формированию рекреационных кластеров. С данной идеей носились еще со времен украинской власти на полуострове, но все осталось на уровне разговоров. Были анонсированы и более скромные проекты, но и они остались на бумаге или далеки от завершения. Громкие кремлевские прожекты провалились по двум причинам. Первая — западные санкции, которые реально мешают Москве осваивать захваченный Крым. Второе — бездарность федеральных чиновников и республиканских управленцев, умеющих лишь «пилить» казенные деньги. Российская аннексия поставила крест на экономическом развитии Крыма. Частные инвестиции на полуостров не придут, а дотации из федерального бюджета позволяют лишь поддерживать приемлемый уровень нищеты.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.