Концерны США в 2016 году зарабатывают больше всех денег и экономически рентабельнее, чем все другие. Это показывает составляемый Handelsblatt Список 100 самых дорогих концернов. Фирмы из Германии не играют в нем (более) почти никакой роли.

Когда в январе Дональд Трамп примет присягу как президент США, то он может положиться на экономическую мощь своей страны. Его предвыборное обещание «в первую очередь заботиться об Америке» Уолл-стрит уже усвоила. Список Handelsblatt самых ценных в мире — по капитализации фондового рынка — предприятий показывает: 58 из 100 крупнейших фирм находятся в США. И первые 13 вообще полностью из Америки — демонстрация микроэкономической силы, которой в таком выражении в биржевой истории еще не бывало.

Одно только три во главе списка с Apple, Alphabet (Google) и Microsoft с 1,6 триллиона евро стоят больше, чем все 30 концернов Dax вместе взятые, которые выходят лишь на 1,1 триллиона евро. Это господствующее положение происходит не за счет отдельных отраслей экономики, таких как IT-сектор, но широко представлено прочти во всех отраслях. Прежде всего реструктурированные крупные банки США вернулись к своему былому могуществу. К 100 ведущим концернам относятся 21 финансовый институт, среди них двенадцать американских банков — но ни одного единственного из еврозоны. Европа вообще утратила значение в сотне ведущих фирм. Самое дорогое предприятие Германии, SAP, находится на 59 месте, за ним следует Siemens на 65 месте.

Причина для этой относительной слабости: концерны Dax заработали 70% оборота за границей и сильно зависят от свободной торговли. Хуберт Барт (Hubert Barth), глава представительства в Германии консультационной компании EY, настроен скептически: «Новые границы, скептицизм, разграничение и национализм означают высокие риски для ведущих концернов Германии».

Слабость предприятий Европы наблюдается уже в течение нескольких лет. Важнейший биржевой барометр, Euro Stoxx 50, фиксирует 40% ниже его наивысшего показателя всех времен в 2000 году. Никогда более курсы акций не достигали уровня времен эйфории вокруг акций Телекома и интернета. Кризис в области финансов и недвижимости 2008 года вылился во многих южноевропейских странах в продолжительную стагнацию или вообще рецессию — и кроме всего прочего в кризис государственной задолженности, который с тех пор угнетает рынки ценных бумаг.

Совсем иначе выглядит ситуация на Уолл- стрит. Здесь важные биржевые показатели, такие как Dow Jones, S&P 500 и технологическая биржа Nasdaq почти ежедневно бьют рекорды. И это ни в коем случае не только технологические акции, которые, как в прежние годы, способствовали расцвету на бирже.

Фирмы из США расширяют свое доминирование

Инвесторы ставили в 2016 году на фирмы во всех отраслях и всех величин: как на Blue Chips, так и на производителя строительных машин Caterpillar или на нефтяного гиганта Chevron., которые оба прибавили более чем по 30%, также и на мелкие, абсолютно неизвестные в Германии ценности. Потому что также и Russell 2000, в котором находятся фирмы США, у некоторых из которых рыночная капитализация значительно меньше одного миллиарда долларов, фиксирует рекордный уровень. Только в этом году акции США выиграли в среднем 12%, а Dow прибавил даже 15%. Одновременно Euro Stoxx 50 потерял целые 5%. Ножницы капитализации раскрываются год за годом все шире. Потому что англосаксонские финансовые рынки измеряют величину не в обороте, прибыли или рентабельности, а в капитализация фондового рынка. И здесь американцы, похоже, настолько ушли вперед, что их не догнать: 58 из 100 сильнейших по биржевым показателям предприятий из США. Четыре года назад их было 39. Похоже, что так сильно, как сейчас, американцы доминировали в последний раз в начале 1970-х годов, когда более 60 фирм из списка 100 происходили из США и фиксировали более 80% капитализации фондового рынка. Тогда еще не было никакого Dax, а операции с ценными бумагами ограничивались почти только англосаксонским регионом. Однако фирмы Америки не только очень ценные. Они также продают наибольшее количество товаров, продают такое количество услуг, как никто другой, зарабатывают самые большие деньги и экономически они рентабельнее всех остальных. Тем самым Corporate America оправдывает свое ведущее положение и по торгово-консервативным правилам баланса, которые скорее соответствуют немецким масштабам ценностей.


Одна только ведущая тройка в мире — это iPhone-Riese Apple, поисковая машина Google в своем холдинге Alphabet и программное обеспечение Microsoft — зарабатывает в этом году в итоге предположительно 80 миллиардов евро. Это вообще соответствует общему годовому валовому национальному продукту такой страны как Словакия — и это больше, чем общая чистая прибыль всех 30 концернов Dax.

«Сегодняшняя реальность в том, что рост приходит с Запада», — считает промышленный эксперт Армин Шмидеберг (Armin Schmiedeberg) из консалтинговой фирмы Bain & Company..Америка дает импульс всему миру — вопреки всем протекционистским видениям избранного президента Дональда Трампа.

Более четверти из сотни ведущих фирм в 2016 году получат чистый доход в размере приблизительно в более чем 10 миллиардов евро, из них 18 концернов из США, семь — из Азии, британско-азитский банк HSBC и два швейцарских химических гиганта Roche и Novartis. Из еврозоны в 2016 году, пожалуй, никто этого не сможет достичь. В Германии самый большой доход получат три производителя автомашин в Dax. Уже одно это указывает на особое положение этой отрасли в крупнейшей экономике Европы. Однако, ни Daimler, ни BMW и Volkswagen скорее всего не достигнут уровня прибыли в десять миллиардов евро.

100 ведущих концернов извлекают выгоду от своей ценовой политики

Бросается в глаза высокая рентабельность многих из сотни ведущих фирм. Или это Apple с его смартфонами, или Google с его всемирно известной поисковой машиной, или Facebook, где ежедневно в сети толпятся свыше миллиарда пользователей, — у всех с каждым долларом оборота и при вычете всех затрат остается двузначная прибыль. Три из четырех предприятий среди сотни ведущих получают чистый процент с оборота. с более, чем 10%. Почти половина имеет даже рентабельность продаж более чем 20%. Это необычно. В Германии такой результат могут показать среди всех зарегистрированных на бирже фирм в лучшем случае дюжина предприятий.

Существенной причиной высокой рентабельности ведущих фирм является тот факт, что очень крупные и международные концерны получают выгоду от своей ценовой политики, покупательского спроса и преимуществ от своих масштабов. Поэтому рентабельность и не снижается, чем больше концерны производят, тем крупнее они становятся. Так 40 лет назад основанное Биллом Гейтсом (Bill Gates) предприятие Microsoft с его программным обеспечением добилось такого высокого проникновения на рынок, что для новых производителей было трудно завоевать хотя бы часть рынка. В 2015 году от каждого доллара оборота оставались 13 центов чистой прибыли — в этом году это могут стать почти 20 центов. Однозначной рендиты, которая, как правило, есть у концернов Dax, в фирме Microsoft нет.

Все отрасли демонстрируют силу


Зарабатывать много денег можно и без монопольных структур или постоянно новых инноваций. Это доказывают продолжительное время рентабельные концерны, такие, как, например, Procter&Gamble со стиральным порошком Ariel, или марка пеленок Pampers, или Coca-Cola со сладкими напитками. В принципе, это все массовая продукция, которую можно как угодно увеличивать и копировать. Однако концернам удалось привязать клиентов к маркам, причем во всем мире.

Вывеска улицы Уолл стрит в Нью-Йорке


Также и Philip Morris вполне убедителен с двузначными рендитами свыше 20% на протяжении многих лет. Хотя уже несколько лет, как слабеет сбыт сигарет в развитых странах, но глобализация оказалась золотым выходом для табачного концерна. В развивающихся странах курят все больше людей. Даже в Европе выручка растет, потому что потребители продолжают курить и тогда, когда сигареты дорожают. Почти никто столь нечувствителен к подорожаниям, как курильщики — несмотря на ужасные картинки на упаковках сигарет.

 

2016 года войдет в финансовую историю как год, когда все отрасли показали силу, по крайней мере, в США. Пожалуй, нигде нет столь сильного различия между Европой и Америкой, как в финансовой индустрии. Если речь идет об итоговых суммах — сумме всей стоимости активов или общего капитала, тогда европейцы вполне могут соревноваться. Но это только, что касается сумм. В данном случае и Deutsche Bank все еще считается крупным. Однако в рентабельности, собственном капитале и прибыли между Америкой и Европой лежат миры. JP Morgan с 297 миллиардами евро стоит в 12 раз дороже, чем самый дорогой банк Германии.


Десять крупнейших банков США повысили еще в прошлом году свою чистую прибыль с добрыми 30% почти на 110 миллиардов евро. Это было на 40 миллиардов евро больше, чем в докризисном году 2007. И также и в этом году JP Morgan Chase, Wells Fargo, Bank of America снова фиксируют двузначные миллиардные суммы.

Европейские крупные банки, напротив, еще далеко не достигли докризисного уровня, в том числе, и в 2016 году. Они гораздо сильнее страдают, чем их конкуренты в США, которые извлекают большую выгоду от бума бизнеса заимствования по низким процентам. В то время как американские институты после финансового кризиса под давлением государства своевременно повысили свой собственный капитал, реструктурировались и — если они не лопнули, как Lehman Brothers — вышли из кризиса укрепленными, то в Европе этот процесс тянется годами.

Даже Трамп не в состоянии омрачить курсы IT-акций

Однако самой престижной отраслью остается технологический сектор с калифорнийской Силиконовой Долиной, прибежищем инноваций и многих фирм глобального уровня. Пять из семи крупнейших концернов во всем мире по биржевой капитализации относятся к IT. Со смартфонами, интернет-поиском или с онлайн-торговлей: Google и Amazon, но также и Microsoft, Intel, IBM, Oracle и, конечно, Facebook владеют мировым рынком. Они нанимают самых лучших разработчиков в мире и привлекают рисковых инвесторов, которые вкладывают свои деньги во все новые фирмы. Своего рода Perpetuum mobile.

Даже избрание Дональда Трампа не сможет продолжительное время давить на курсы ценных бумаг IT. Apple & Co убеждают своих вкладчиков все новыми инновациями и высокой прибылью. При этом своенравный республиканец во время предвыборной борьбы призывал к бойкоту Apple, потому что производитель смартфонов по соображениям защиты данных побоялся поддержать FBI в расследованиях. Amazon попал под огонь из-за неуплаты налогов на миллиардные суммы.

Глубокая антипатия Трампа по отношению к IT взаимна. IT-фирмы со своими сотрудниками выделили на кампанию Хиллари Клинтон в сто раз больше денег, чем на Дональда Трампа. После выборов на курсы IT-концернов также оказывалось давление. Более недели Dow Jones значительно рос со многими промышленными традиционными концернами вокруг Exxon, General Electric и Caterpillar, в то время как терпел убытки. Прежде такое не могло продолжаться дольше, чем одну неделю. Однако ужас закончился — потому что по-прежнему IT концерны зарабатывают самые большие деньги. Только Apple получит 112 миллионов евро чистой прибыли — и это ежедневно в течение года. Банку Commerzbank в Германии на это потребовался бы год. А Deutsche Bank в 2016 году не сможет добиться и этого.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.