Свободную торговлю необходимо спасти! Набирающий в последнее время силу в мировой торговле злой ветер становится страшнейшей из угроз для экономик Азиатско-Тихоокеанского региона, которые больше других стран выиграли от глобализации. И их лидеры не стали отмалчиваться по этому поводу на ежегодном собрании Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества, которое проходило с 18 по 20 ноября в Лиме. На 21 государство-члена организации приходится более половины мировой торговли. Таким образом, нет ничего удивительного, что в итоговом заявлении они пообещали бороться «с любыми формами протекционизма».

Президент США Барак Обама прибыл в столицу Перу с последним официальным визитом за границу. Однако у всех на уме был его преемник Дональд Трамп, который выступает за возврат к национализму в экономике. Победа миллиардера практически перечеркивает перспективу реализации соглашения о транстихоокеанском партнерстве.

Оно было подписано в 2015 году по инициативе Обамы и включает в себя 12 стран региона за значимым исключением в лице Китая. Как бы то ни было, враждебное отношение избранного президента к любым формам торговой открытости смешивает карты в регионе, где борются за влияние США и Китай. И ставит Пекин в центр игры.

Зона свободной торговли

Прибывший во главе большой делегации китайский лидер Си Цзиньпин воспользовался саммитом АТЭС как трибуной для продвижения своих торговых проектов. «Китай не станет закрывать дверь для внешнего мира, а откроет ее еще шире», — заявил он, призвав партнеров «углублять и расширять сотрудничество в регионе».

Транстихоокеанское партнерство было одним из столпов политики поворота в сторону Азии барака Обамы. Пекин в свою очередь предлагает Всестороннее региональное экономическое партнерство, которое включает в себя десять государств-членов Ассоциации государств Юго-Восточной Азии, Австралию, Индию, Китай… Но оставляет за бортом США.

Церемония совместного фотографирования на саммите АТЭС в Лиме. 20 ноября 2016


Переговоры были начаты в 2012 году и в случае успеха приведут к формированию первого паназиатского торгового соглашения, на членов которого будет приходиться 30% мирового ВВП. В Пекине утверждают, что этот проект необходим для формирования Азиатско-Тихоокеанской зоны свободной торговли (еще одна его крупная инициатива в регионе), которую официально поддерживают члены АТЭС.

Атмосфера реванша

Интерес к предложениям Пекина выразили целый ряд стран, в том числе Малайзия, Япония и Австралия. ВРЭП — это более традиционный и менее масштабный проект, чем ТТП: он предполагает снижение таможенных пошлин по ряду товаров и услуг, но не затрагивает иные рычаги сдерживания (защита интеллектуальной собственности, экологические или социальные нормы), которые сегодня считаются более важными для открытости торговли. Однако, «чем больше у нас доступа к новым рынкам для экспорта, тем лучше», — отметил австралийский премьер Малкольм Тернбулл (Malcolm Turnbull) на саммите АТЭС.

Для Китая же, которого не допускали до переговоров о ТТП, новый расклад напоминает реванш. «Избрание Трампа становится синонимом укрепления позиции Пекина в регионе», — полагает эксперт Жан-Франсуа Ди Меглио (Jean-François Di Meglio). Однако решение еще далеко не окончательное. «Если Китай выйдет в лидеры после США, это будет тревожный знак. Торговые планы Пекина все еще окружены недоверием».

Переговоры о ВРЭП находятся еще на самой ранней стадии. Индия выразила опасения по поводу еще большего увеличения дефицита в торговле с Китаем, а некоторые страны надеются на сохранение ТТП, пусть и в несколько облегченном виде.

В Лиме новозеландский премьер Джон Ки (John Key) посчитал возможным внести в соглашение «косметические изменения», чтобы сделать его более приемлемым для Дональда Трампа. «Трамп-Тихоокеанское партнерство — это был бы, например, неплохой вариант», — пошутил он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.